читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 9. СофьяУкус судьбы. Похищение.


Как ни пыталась храбриться и мыслить хладнокровно, ничего не получилось. Я была здесь одна, голая и в плену существа, о намерениях которого можно было лишь догадываться. То, что со мной не будут разговаривать или советоваться, стало ясно по тому, как бесцеремонно меня схватили. Не покидало ощущение, что ждали и точно знали, в каком месте меня искать.

Неоткуда ждать помощи, Матвей и Андрей остались на земле, там же осталась вся моя жизнь, работа, родители, сердце и душа, а сюда катапультировалось тело, мертвеющее от страха и неопределенности. Кто спасет? Что будет дальше? Что тут со мной сделают?

Самолет, или как эта штука называлась, я не знала, двигался быстро. Меня болтало от стенке к стенке, тесное пространство усиливало отчаяние и панику. Помещение походило на гроб: ни света, ни щели, ничего. Длинный прямоугольник из металла, который холодил кожу, когда я вынужденно на него опиралась. Не знаю, сколько мы летели, казалось, время тянулось вечность.

Дверь открылась внезапно, в глаза резанул дневной свет, и не успела я опомниться, как меня буквально выдернули из помещения и грубо потащили в сторону леса. Я не видела его, не могла понять, кто это или что это, машина или разумное существо, бежала за ним, подчиняясь непреодолимой силе. А сил у инопланетянина, как я мысленно его обозвала, было на роту солдат.

Вокруг простирались красивые изумрудные леса, перемежаемые полянками и оврагами. Меня дотащили до кромки чащи, где за деревьями я увидела небольшое деревянное строение. Босые ноги проваливались в мягкую землю, покрытую сочной зеленой травой, желтыми цветами, над которыми порхали насекомые. То, что это не Земля, указывало не только второе солнце на небосводе, но и флора с фауной. Таких растений и мошкары я не видела нигде. Все здесь было яркое, пестрое, бросающееся в глаза. Желтые цветы - ярко- желтые, трава - не просто зеленая, изумрудная. Слабый пряный аромат пропитывал пространство, смешиваясь с легким ветерком. Если бы не плен, я бы восхищалась всем, что видела. Но особенно долго наслаждаться видами мне не дали. Невидимка открыл тяжелую деревянную дверь и толкнул внутрь с такой силой, что я полетела к стене и ударилась об нее локтем, ободрав кожу.

-Больно же! - воскликнула, обращаясь к пустоте. - Кто вы? Покажись, черт возьми!

Мои вопли остались неуслышанными. В доме - пусто. Вернее это был даже не дом, а квадратная комната без мебели с двумя дырками, которые заменяли окна. Их тщательно закрыли плотной решеткой, но не застеклили. С улицы в помещение попадал свежий воздух, пропитанный цветочными запахами.

А дальше стало происходить то, что я никак не ожидала, поэтому не успела испугаться или сообразить, как реагировать.

Хозяин дома, которого я не видела, прижал меня к стене и начал ощупывать. Эти касания подействовали так же, как действовали руки Матвея. Я загорелась. Все тело заливал жар и желание, оно пульсировало под кожей, постепенно уплывая вниз к ногам. Чем больше он гладил меня, тем сильнее я возбуждалась. Страх перемешивался с острым желанием. Со стороны я выглядела странно. Распластанная по стене, с трудом дыша и выпучив глаза, пытаясь высмотреть того, кто это творил со мной.

Тщетно. Пространство перед глазами было пустым. Взмахнула рукой, стараясь нащупать владельца, и уперлась во что-то теплое и твердое. Хозяин был осязаем. Сознание постепенно уплывало, все затмило невыносимое желание. Я слабо помнила, как он повалил меня на пол и раздвинул ноги. То, что вторгалось в меня, заставляло стонать и извиваться, было ни с чем несравнимым невыносимо привлекательным источником наслаждения и удовольствия. Волны счастья накатывали одна за другой, разливаясь по всему телу. Никогда у меня не было мужчин, которые могли бы вызвать подобные переживания и эмоции. Хотелось только одного - чтобы он не останавливался, и это продолжалось бесконечно. Я умоляла его не прекращать. Чудовищно и странно - упиваться любовью с кем-то, кого я не видела, не знала и не представляла.

В какой-то момент он рывком поднял меня, пришпилив к стене с такой силой, что деревянные окатыши впились в кожу. Я кричала долго и истошно, по ногам потекла влага. Ее натекло много, будто проткнули мочевой пузырь. В страхе и растерянности посмотрела на пол и поняла, что стою в почти живой луже. Она шевелилась и меняла форму на глазах, а потом внезапно испарилась. Невидимка ослабил хватку, и я сползла вниз в полном бессилии. Ноги не держала меня.

Дверь хлопнула, стало тихо. Только слабый шелест трав и листьев проникал в сознание, пытаясь разбудить его. Я сидела, бездумно пялясь в одну точку, не в состоянии переварить то, что случилось. Внезапно сильно захотелось в туалет. Открыла рот, чтобы позвать невидимого маньяка, но губы не подчинялись. Из меня будто высосали всю энергию. Поэтому ртом булькнула что-то невнятное и заплакала.

Плач он услышал. Дверь распахнулась, меня взяли как малыша, на руки и вынесли на улицу. Казалось, несет куда-то Софью богатырь. Я ощущала его сильные руки и широкие плечи, за которые вцепилась, чтобы не упасть.

-Хочу в туалет, - всхлипнула, смотря туда, где надеялась увидеть лицо, но там была пустота. Как же привык человек к стереотипам общения, чтобы говорить и делиться эмоциями, он ищет взгляд, улыбку и блеск разума в глазах собеседника.

В траве за пышным кустом опустили на ноги и мягко толкнули вперед. Я не знала, смотрит он или нет, но было очень стыдно. Открыла рот, чтобы попросить отойти, но потом закрыла. Все равно ничего не увижу. Махнув на гордость и стыд, присела на корточки. К черту. Пусть пялится, терпеть было невмоготу.

Вокруг простирались высокие деревья, некоторые экземпляры достигали невероятной высоты, с огромными кронами, протыкавшими макушками небесную лазурь.

-Пить хочу, - попросила я выразительно, с живым любопытством оглядываясь кругом. Я немного успокоилась, поняв, что меня не убьют и ничего плохого не планируется. Так, во всяком случае, казалось. Особенно после того, что мне удалось пережить и почувствовать. Я любила Матвея, а это было то, что можно назвать вынужденной страстью и все-таки феерически прекрасной. Умом я понимала, эмоции подпитываются аномальными клетками, которые бесцеремонно поселились внутри, но сердцем трепетала от воспоминаний.

Невидимка взял за руку и потащил в лес. Мы прошли метров десять, остановились у ручья с кристально чистой водой. Я припала губами к бьющему из-под земли ключу, ощущая языком кисловатый привкус. Вода была насыщена минеральными солями.

Никаких признаков цивилизации, девственная природа и сколоченная наспех изба, кажется, специально для меня: без туалета, душа и без кровати. Где спал и ел хозяин теремка, я не понимала.

-Не смогу лежать на голом полу, - обратилась к невидимке. - Не знаю, слышишь ты меня или нет, понимаешь или нет, но мне нужна одежда и кровать.

В ответ - молчание, и тянет в дом, подлец. Хоть бы подал сигнал, что понимает. Я закусила губу и влезла в дом. Даже лестницы нет, порог пришлось перешагивать, настолько он был высоким. Дверь с треском захлопнулась.

На меня навалилась усталость и апатия. Плюнув на неудобства, легла на деревянный плохо выструганный пол и закрыла глаза. Смерть мне не грозила, можно расслабиться, но будущее представлялось мрачным и наполненным одиночеством.

Что за существо держит меня в плену? Поймет ли Матвей, куда я исчезла? Так хотелось в это верить - как в чудо, в бога, в то, что никогда не случится, но ты надеешься и ждешь. Я ждала и молила его прийти сюда, забрать меня обратно домой. Из закрытых глаз по лицу потекли слезы. Плакса я и трусиха. Сразу расклеилась, поддалась фальшивым эмоциям, которые запускали в теле паразиты. Надо бороться, сопротивляться, во что бы то ни стало. Это все ненормально и неестественно.

Желудок предательски заурчал. Я ела давно, а с Андреем кусок в горло не лез. И зачем отправилась к нему, внушила ложные надежды, дурочка. Какая может быть между нами дружба? Хотелось кому-то поплакаться, все рассказать. Матвей казался неприступным, а лилипут был почти как брат - родной и очень близкий.

Тело от долгого лежания затекло, я с трудом встала, облокотилась о стену и обняла себя руками. В помещение и на улице было тепло, но нагота угнетала. Привычка носить одежду у человека так же сильна, как и желание видеть лицо собеседника. Клянчить еду у хозяина дома не рискнула. Здесь не было кухни или каких-то признаков того, что кто-то заботился о питании и продуктах. Ни посуды, ни ложек с тарелками. Поэтому молча глотала слюни, ходила из угла в угол, несколько раз подпрыгнула перед окном, пытаясь высмотреть, что делается на улице. Попытки оказались тщетными. Ничего не видно, слишком высоко.

Он пришел сам, дверь открылась невидимой рукой, меня потащили на пол и так же без разрешения спалили за 10 минут. От острого желания, которое разорвало голову, все тело дрожало, я тряслась, обуреваемая сложными эмоциями - возбуждением, страхом и бессилием. Невидимка не спрашивал. Так же бросил меня, куда-то удалившись.

Я не выдержала. Придя в себя, стала кричать. На земле редко ругалась матом, а здесь понесло. Крыла всякими словами, кричала и стучала кулаками по дубовой двери:

-Свинья! Подонок! Урод! Собака! Нельзя так! Ненавижу! Сволочь! Чтобы ты сдох! - видимо мои проклятья подействовали, хотя я не представляла, кого костерю.

Меня опять подхватили и вынесли на улицу. На пеньке перед домом стояла деревянная тарелка, наполненная кашеобразной жижей, отвратительной на вид. Рядом лежала ложка - будто ее тут же кое-как выстругали из первой попавшейся коряги.

-Ешь, - прошептал голос очень тихо. Это был даже не шепот, а шелест внутри головы.



© 2021 Сергей Арбатов