Глава 14. ДасмирГарем: Моя 365 жена. Тайна Императора.


Это признание далось мне с трудом. Ярость и раздражение вскипали в душе, вызывая сильное желание прибить эту женщину на месте. Специально мучает, издевается, потому что не разрешил ей убежать к Янталу. И зачем я женился? Надо просто убить ее.

-Зачем мне это нужно, если у меня жены есть? - спросил я, дернув ее за руку. - Ты понимаешь, с кем разговариваешь?

-Понимаю, - дерзко ответила Роза. - Мужчина, который не знает, что такое онанизм, - она прыснула в руку, но заметив, как я сжал кулаки, тут же сделала серьезное лицо. - Мой господин, дайте руку, - взяла мою лапу и приложила к паху. - Видите, если пощупать пальцами, почувствуете небольшую припухлость. В этом месте застряли ваши любовные соки. Их нужно выгнать из тела, поэтому болит.

-Так давай я позову женщин, - с раздражением сказал ей. –И потом на что ты мне, - толкнул ее к кровати. - Сейчас нормально все будет.

Я стал срывать с нее одежду, Роза побледнела, но не сопротивлялась.

-Тогда вам весь месяц придется любить только меня, - глухо сказала она, моя рука замерла.

-Почему? - заскрипел я зубами.

-У женщин разные соки, если они будут смешиваться, то могут вызвать у вас более сильное воспаление. Временно нужно только с одной... ну вы понимаете. Если хотите, это будет Азиль, - опять напомнила про первую жену.

-Нет, это будешь ты, - я стащил с нее свадебный наряд, бросив на пол. - Перед Азиль я не готов унижаться. Это позор.

-Понятно, - процедила она. - Перед остальными стыдно, а передо мной - нет. Спасибо за доверие.

Я смешался и перестал ее раздевать. Гнев кипел внутри. И желание тоже. Я хотел разорвать ее на мелкие кусочки.

-Хорошо, значит, буду жертвенной овечкой, - с вызовом сказала Роза. - Но любовью нужно заниматься 2-3 раза в день, а вы своей базукой сделаете из меня бублик с дыркой. Многовато для женщины центральной полосы России, - она намекала, что не сможет меня вытянуть.

-Могу вызвать еще рабынь, - предложил ей.

-Десять раз повторила, с кем-то одним нужно. Кто из ваших 364 жен выдержит 4 раза в день?- задала провокационный вопрос, сбив с толку.

-Не знаю, - я сел на кровать и вздохнул. - У меня никогда не было таких проблем.

-Да вы вообще везунчик, - фыркнула Роза. - Осчастливить столько дамочек, и ни гонореи, ни сифилиса.

-Кто такие Гонорея и Сифилис? - спросил я, нахмурившись.

-Никто, - махнула рукой. - Страшные хвори. - Вас они миновали.

-Мои женщины - девственницы, - объяснил я. - Все. Жены и рабыни. Я здоров. Тебя ведь тоже сделали женщиной в гареме, - я не спрашивал, а утверждал, но Роза стала смеяться.

-Простите, мой господин, я поняла, что жулики не только у нас в стране водятся. Даже в Эдеме процветает подделка под целку.

-Опять ты говоришь непонятные фразы! - закричал я.

-Молчу, молчу, - вздохнула она и легла на кровать. - Представлю, что я партизанка, на которую прет фашистский танк. Если погибну, памятник прошу поставить в полный рост. И гвоздики не забудьте. И вечный огонь.

Я не стал больше слушать ее болтовню, раздвинул ноги и впился в нее взглядом.

-Скажи, что любишь меня, - потребовал я и погладил ее между ног, Роза напряглась.

-Сплю и вижу, как со своим бревном вы делаете меня счастливой, о мой господин и свет очей моих, - воскликнула она. - Давай, а то мы до утра будем разговаривать.

-Ты не сказала, - я просунул один палец между ее ног и стал ласкать ее.

-Я люблю вас, Император всех Императоров. Помираю, - патетически выдала 365 жена и показала язык. - Включай свой автомат, спать хочу.

Я вошел в нее и тут же почувствовал острую боль в спине, застонал, упав на грудь Розы.

-Почему у меня болит там? - я старался говорить с достоинством, но это плохо получалось.

-Потому что запустили болезнь, - Роза выбралась из-под меня. - Ложитесь, я сама. Танец вокруг шеста, прости Господи, - забормотала, усаживаясь на меня. - Теперь я знаю, что означает выражение “послать на хрен», - закусала губу и медленно задвигала бедрами, я закрыл глаза, стараясь выдержать боль, которая усиливалась в паху.

-Мне больно, - прохрипел ей. - Под животом, - показал рукой.

-А кому сейчас легко, - ее лицо кривилось, - я вот тоже как будто на осиновом колу, но молчу, не мешайте и думайте о приятном. Сосредоточьтесь на результате. Надо закончить. То есть кончить. Нет, три раза это точно перебор, - ее гибкая фигурка барахталась у меня на животе и была такой нежной, что захотелось обнять ее обеими руками, но боль опять резанула, и я отвлекся, закрыв глаза.

Через полчаса Роза упала на мою грудь.

-Базука не работает, а я сдохла, не могу больше, - она сползла с меня на подушки, тяжело дыша.

Я уткнулся лицом в шелковые простыни, стараясь не показывать, как мне плохо.

-Давайте рукой попробую, - Роза не унывала. - Это важный вопрос. То есть в этом суть лечения.

-Мне больно, - пожаловался ей, не скрывая ничего, я устал скрывать.

Она взяла мое достоинство в руки и яростно начала гладить его, приговаривая:

-Вот за что мне это наказание? Если бы у вас был перитонит, еще куда ни шло. А простатит?! Ни в какие ворота. Я же хирург, а не уролог. Почему в коме я решила переквалифицироваться? - она ждала от меня какого-то ответа, но я ничего не мог сказать, потому что умирал и от боли, и от желания одновременно.

-Не останавливайся, - взмолился, обращаясь к ней.

-Простите, - она опять начала гладить меня. - Это потому что мне самой нужно наладить личную жизнь. Вот клянусь, очнусь и тут же отправлюсь на свиданку. С первым встречным - поперечным. Кого увижу, откупорив глазки, с тем и пойду.

Через 20 минут Роза устало затрясла рукой и взглянула на меня с жалостью:

-Ну что мне с вами делать, ваше великое величество?

-Мне плохо, помоги, пожалуйста,- я понял, что умоляю женщину и снова разозлился, но тут же сник. Боль плавала по спине и опускалась в пах, потом уходила в ноги. - Это злые чары.

-Это не чары, а особенности вашей анатомии, - покачала головой и перестала меня ласкать. - Не получается. Онанизм вам не светит. У вас всегда так долго? - спросила она.

-Не понимаю тебя? - пробормотал я, проведя по лицу рукой.

-Долго держится ваше мужество, - мы уже больше часа мучаемся, и никак.

-Всегда, - сказал я. - Но раньше не болело.

-Дайте подумать, - Роза погрузилась в свои мысли, а я попытался встать и тут же снова упал. - Сколько жен вы любили за тридцать дней?

-На столе, - указал я рукой. - Там есть записи.

-Какой педант, даже записывает, - буркнула она, подойдя в поисках рукописей. - Что это? Расписание какое-то, тут имена детей напротив каждой фамилии и даты.

-Чтобы не забыть поздравить с днем рождения, - с достоинством ответил я. - А график - для порядка.

-Господи ты, боже мой, - усмехнулась она. - Какое благородство. Итак, в месяц примерно 23 женщины. Содом и Гоморра по тебе плачут, - стрельнула в мою сторону с осуждением. - Но с другой стороны, а что делать, имея базуку? Ничего.

Роза подошла с рукописями и присела на край кровати. Неожиданно на пол упал листок, который я прятал от всех.

-Что это? - зашевелила она губами, вчитываясь: “Сокровенною тайной с тобой поделюсь, В двух словах изолью свою нежность и грусть, Я во прахе с любовью к тебе растворюсь, Из земли я с любовью к тебе поднимусь”

-Положи на место, - с угрозой в голосе привстал я. - Кто тебе разрешал копаться в моих вещах!?

-Так вы сами сказали, на столе все, - расстроилась она. - Стихи красивые, чего стыдиться.

-Это неважно, - буркнул я.

-Ну почему же неважно, я думала, вы совсем полено. Оказывается, не все потеряно, - она опять вздохнула. - Вам придется выпить много вина.

-Зачем? - не понял я.

-Потому что особый массаж сложно пережить. Морально, - Роза подошла к столу и принесла к кровати несколько сосудов. - Лучше этим заняться в состоянии потери связи с реальностью.

-Ты поможешь мне? - я подтянул колени к животу, боль не утихала, ее слова я не понимал.

-Конечно, я же врач, - она налила полный кубок вина. - Пейте. Пьяному море по колено, надеюсь, утром вы ничего не вспомните. И надеюсь, вам не нужно промывать кишечник. А то я сойду с ума.

Пока я глотал кислое вино, она смазала маслом руки и за моей спиной, начав массировать поясницу.

-Пейте, - она заметила, что я остановился. - Надо минимум бутылку выдуть. А лучше две.

-Ты хочешь, чтобы я опьянел? – подозрительно спросил у нее. – Зачем это?

-Чтобы тело расслабилось, - она положила свою ручку на мою ягодицу. – У мужчин столько стереотипов по этому поводу. А у пещерных Императоров – тем более.



© 2022 Сергей Арбатов