читателей 23369

Глава 4.Свадебный рыцарь


Утром я проснулся и понял, Костя убежал на работу, и мне придется самому объясняться с Машей.
-Привет, - сказал, входя на кухню, из которой несло запахом жареного теста. – Я у вас ненадолго. Найду работу, вернусь к своим.

-Муж предупредил, - она стояла у газовой плиты в фиолетовом домашнем халате с распущенными волосами. – Я не против, с ребенком никуда не выбраться. Спасибо, что помогаешь нам.

-Да пока не за что, пойду умываться.

Зевая, я прошлепал в ванную и оглядел заросшее лицо. Станок и зубную щетку прихватить позабыл. Вздохнув, я ополоснул лицо холодной водой и вернулся обратно. В квартире было тихо.

-А где ребенок? – спросил я, оглядываясь.

-Так спит уже, - рассмеялась Маша, поворачиваясь ко мне. – Ты смотрел на часы? Дрых до обеда. Кушать будешь?

-Не хочу, чай попью, потом поищу вакансии, - я уселся за стол, Маша разлила кипяток и выложила на тарелку блины.

-И как успехи? – она присела рядом, подложив кулак под щеку. – Есть интересные предложения?

-Мало, - я подвинул к себе чашку. – Но я не падаю духом.

-Почему ты с Леной не уехал? – она потерла рукой глаз и сдула длинный локон, упавший на лицо. – У вас ведь все было замечательно? Думала, поженитесь.

-Я тоже так думал, но видимо ошибся. Варенье есть? – обратился к ней и улыбнулся. – Прошла любовь, завяли помидоры.

-У нас тоже, - она вытащила из шкафа банку и водрузила ее на стол. – Костян оказался размазней. Ребенок его бесит, я разжирела и не устраиваю, и мы его объедаем. Денег мало, а поднять задницу и что-то сделать – зачем? Лучше взять сто кредитов в ста банках и бегать зайцем от коллекторов.

-Ты в курсе? – моя рука, протянутая к банке, застыла в воздухе.

-Конечно, - фыркнула она. – Они звонят домой и грозятся переломать ему кости. Но его дома нет, поэтому все эти пакости выслушиваю я. И извиняюсь перед всеми. А что мне еще остается. И если я вышла подышать свежим воздухом, это тоже преступление, ведь он работает, а я прохлаждаюсь дома и ничего не делаю.

Маша раскраснелась и нервно переставила посуду на столе. Все ее существо было обернуто в затаенную обиду и печаль. Тоска и сожаление звучали в безрадостном голосе.

-Я просто устала, не обращай внимания, - сказала она и, встав, направилась к раковине мыть посуду. – Не говори ему, что я жаловалась. Костю все бесит. Любое мое слово, любая просьба. Подружкам позвонить не могу, он сразу начинает заводиться. Кажется, мы разведемся, - тарелка выпала из ее рук, Маша задышала часто-часто, чтобы не расплакаться.

-Костя не ожидал проблем и устал, - сказал я. – Но ты ошибаешься, он тебя любит.

-И что дальше? – Маша бросила мыть тарелки и снова вернулась к столу. - Мы увязли в долгах, я нескоро вернусь на работу. Денег не хватает, он умудряется тратить последние копейки на детские забавы, покупает луки, мечи и всякую рыцарскую ерунду!

-Это увлечение, ты слишком строга к нему, - я встал и начал мыть свою тарелку.

-Оставь, - попыталась помешать Маша. – Какой-то тупик. Ему нужно найти новую работу, а он не двигается с места. В МЧС платят мало, сам знаешь.

-Предположим, Костя уволится, куда пойдет? – спросил я, вытирая руки полотенцем. – Например?

-Откуда я знаю, - раздраженно пожала она плечами. –Он же мужчина и должен заботиться о своей семье. Вместо работы кредиты набирает!

-И все же, - я налил себе чай. – Ты же хорошо его знаешь. Что он еще может делать?

Маша не ответила и тяжело опустилась на стул напротив меня:

-То есть ты считаешь, что он прав? И надо тонуть, задрав кверху лапы?

-Я считаю, что каждый должен заниматься тем, что умеет делать, - сказал я, отхлебнув кипяток. – Он делает ровно то, в чем разбирается. Костя может что-то мастерить руками. Когда ты выходила замуж, его способности и возможности не были тайной. Ты знала, кто он и что умеет. А сейчас ждешь чуда.

-Так можно же научиться! – не унималась Маша. – Хотя бы попытаться что-то поменять в этой гребаной жизни!

-Чему научиться? – поднял я бровь. – И когда он будет учиться, вкалывая с утра и до вечера и бегая по шабашкам? Предположим, вы разведетесь. У тебя нет родителей, ты останешься с грудным ребенком одна - без помощи и без денег. Какой в этом смысл?

-Но я итак одна! – воскликнула Маша, внезапно она осеклась прислушиваясь. – Сын проснулся, ты ешь, пожалуйста, не обращай внимания на мои слова!

Час я внимательно штудировал калужские сайты с вакансиями, список за неделю не поменялся. В большинство компаний резюме были разосланы месяц тому назад, в три из них позвали на собеседование, но никто не перезвонил. Выключив пк, я взял рюкзак, чтобы вытащить белье и принять душ.

-Сашка, Костя в кино позвал! – влетела Маша, прижимая ребенка к груди. – Ты это, забудь мое нытье, что-то я совсем расклеилась. Ладно?

-Могила! – пообещал я. – Все у вас будет хорошо, долги он закроет, как только доклеит обои.

-Я рада, что у него есть такой друг, как ты! - с чувством сказала она. – Мы ненадолго, он сказал, что взял билеты на самый короткий фильм. Мишка в это время обычно спит. Идем, я покажу тебе, как разводить смесь и менять подгузники.

-Хорошо, - вздохнул я, откладывая рюкзак.

Через пару часов, пройдя краткий курс ребенкопознания, я влез в ванную, нацепил наушники и включил металл. Музыка уносила за пределы сознания. Но расслабиться в теплой воде мне не дали.

-Выходи, нам попу надо помыть, - постучала Маша в дверь.

-Сейчас, - нехотя ответил я, мысленно чертыхаясь и жалея, что поругался с матерью и ушел из дома.

Не успел выйти, она молнией влетела в дверь, мурлыкая песенку.

-Я пройдусь немного, - предупредил ее, надевая рубашку.

-Вынесешь мусор? И вода закончилась. Хлеба купи, ладно? – взглянув на часы, Маша закусила губу. – Время тянется так медленно! Быстрей бы вечер!

-Хлеб, вода, мусор, - пробормотал я, чтобы не забыть. – Это все?

-Когда зайдешь в магазин, позвони, скажу, что нужно, - она уложила ребенка в кроватку, подвинула гладильную доску и углубилась в процесс.

Я не успел отойти от дома, раздался звонок:

-Ты уже в магазине?

-Ннет, - неуверенно пробормотал я. – Хотел подышать свежим воздухом.

-У нас, оказывается, смесь, закончилась, - виновато протянула она. – Сможешь купить? Я верну деньги.

-Договорились, - положив телефон в карман, я битый час слонялся по магазину, потом второму, что-то выискивая по ценам, которые устроили бы Машу.

Потом была аптека, пекарня и зоомагазин.

-Не заметил у вас живности, - удивился я, разглядывая рыбок в аквариуме. – Что купить?

- Корм для хомячка. Это мой рыжик, - гордо заявила она. – Второй ребеночек, его зовут Кузя, он тихий и спокойный, вот ты и не заметил его.

-Готово, - я засунул пакет с зернами в рюкзак. – Все? Можно идти домой? Я похож на вьючное животное, нагруженное авоськами.

-Прости, что напрягаю, - вздохнула Маша в трубку. – Я обычно Костю просила, сегодня он не успеет.

-Нормально.

Вернувшись в квартиру, я сгрузил пакеты у двери и попытался выйти на улицу.

-Саш, как тебе? – Маша выскочила из спальни, крутясь передо мной в черном облегающем платье. – Раньше я конечно была стройнее.

-Сойдет, - вежливо кивнул я и снова потянулся к ручке двери.

-Что, совсем плохо? – подбежала она к зеркалу в прихожей. – Может быть, брюки надеть?

-Брюки не надо, отличное платье! – воскликнул я.

-Во сколько вернешься? – Маша не хотела меня отпускать.

-Тебе куда-то нужно? - не понял я, топчась у входа.

-Соседка делает маникюр на дому. Я туда и обратно! – пообещала она. – Мишка спит. Позвони, если проснется.

-Хорошо, - обреченно выдавил я, снимая кроссовки. – Надолго?

-Я быстро! Обещаю! – послав мне воздушный поцелуй, Маша умчалась с счастливым выражением лица.

Ее не было два часа. Пару раз я заглянул в спальню, ребенок спал. Включил и выключил телевизор, постоял на балконе, слопал тарелку борща и потянулся за книгой, лежащей на пыльной полке.

-Что творишь? – позвонил Костя. – Представляешь, Машка подпрыгнула от восторга, даже не спросила, какой фильм смотреть идем. Только вот дальше все непонятно, - он замолчал.

-Что именно? – я зевнул. – Это нормально, что ребенок спит целый день?

-Так грудничок же! – хохотнул друг. – Сынок весь в меня!

-Думал, тебе не нравятся дети, - сказал я. – Ты вроде жаловался.

-Когда это? – возмутился он. – Я люблю козленка, не устраивает отсутствие личной жизни.

-Маша целый день дома, - заметил я. – Приезжай и укладывай ее на бочок.

-Кто меня с работы отпустит? – хмыкнул Костя. – Надо подумать. Можно вырваться в обеденное время.

-Не каждый день, - я понял, что листаю книгу, не читая, и отложил ее в сторону.

-А как быть сегодня? – допытывался друг. - Если она уйдет спать с ребенком, пиши пропало, козлик просит сиську каждые 3 часа.

-Что ты предлагаешь? – я вышел на балкон. – Сисек у меня нет.

Костя утробно засмеялся:

-Зато есть бутылка со смесью, сунешь в рот, и готово. Только одну ночь! Пожалуйста!

-Беспредел, - усмехнулся я. – Вам палец дай, руку оттяпаете. Твоя жена ушла на маникюр, который длится второй час. За это время я покрасил бы все стены в доме. Площадь ногтей вроде меньше.

-Ну это да, - поддакнул он. – Так что, договорились?

-Изверги оба, - подытожил я. – Только один раз.

-Ты молоток! – воскликнул он.

-Ну еще бы, - проворчал я, пряча улыбку.

-Только один раз! Клянусь всеми святыми! – патетически воскликнул Костя.

-Ты же неверующий, - хмыкнул я. – Фильмов насмотрелся.

-Не помню, но кто-то из рыцарей клялся подобным образом! – Костя посмеивался через слово, чувствовалось, он в приподнятом настроении. – Весь день как на иголках. Время тянется медленно!

-Во сколько пойдете?

-В семь, к девяти будем дома, - поспешно пообещал он. - Два часа и все. Продержишься?

-Вроде ничего сложного. Маша пришла, - услышал я хлопанье входной двери. – До вечера.

-Саня-яяя! – она влетела в комнату и ринулась к балкону. – Смотри, какая красота! –сунула под нос руки с накрашенными ногтями. – Долго, потому что рисунки мелкие. Видишь?

-Ничего так, - я не знал, как прокомментировать ее малиновые лапки, поэтому предпочел что-то нейтральное. – Костя оценит. Я прогуляюсь.

-Ну конечно! – всплеснула она руками. – Ты прости, что мы тебя напрягаем. На ужин обещаю пиццу с ветчиной! Любишь пиццу? – Маша заглянула в мои глаза и искренне улыбнулась. Настроение у нее было чудесным, я это видел по смеющимся глазам.

-Я съем все, что съедобно, - пообещал ей и легонько щелкнул по носу.

Маша захихикала и неожиданно поцеловала меня.

-Ты такой милый. Очень!

-Пока не растаял от комплиментов, нужно срочно на улицу, - пошутил я, направляясь в прихожую.

-Ждем тебя к ужину, - она семенила за мной, постоянно улыбаясь. – Не забудь.

Два часа я болтался по паркам, слушая музыку, ответил на звонки по поводу собеседований, на которые так и не позвали. Задали пару вопросов и пообещали перезвонить. Я знал, что это вежливое «вы нам не подходите». Купил мороженое и побрел обратно, размышляя над тем, что делать дальше. Думы были невеселыми. Вакансий кот наплакал. Придется запастись огромным терпением и искать, искать, искать.

Не успел позвонить в дверь, она тут же распахнулась. Маша надела бежевое плиссированное платье, заплела косу, надушилась и благоухала свежестью.

-Хорошо, что ты рано, - проговорила, отступая. – Надо объяснить, как кормить Мишку.

Полчаса я пялился на бутылку и наматывал на ус, сколько ложек смеси развести с водой, как застегнуть подгузник, и что делать, если что-то не получится.

-Звони мне, - помахала она телефоном, чтобы я не волновался. – Сразу прибегу.

-Смесь – это вода и порошок, - уверенно сказал я. – А подгузник – несложно.

-Ты умница! Поешь, Костя будет ждать на перекрестке.

-Отдыхайте, - улыбнулся я, усаживаясь за стол, над которым носились вкусные запахи. – Не переживай, все будет хорошо.

Час я наслаждался Машиной стряпней, убрал и помыл за собой посуду, но до наушников не успел добраться, услышав писк в спальне.

Помня Машины наставления, разогрел нацеженное молоко и сунул малышу бутылку. Он долго и методично чмокал, периодически подергивая ногами и руками.

-Ребенок наестся молока и заснет, а иногда просит еще и смесь, - наставляла Маша. – Если увидишь, что ерзает и не спит, разведи половину бутылки. Понял?

-Да, мэм, - улыбнулся я, она стукнула меня по руке:

-Ну хватит тебе дразниться!

Малыш вылупил глаза в мою сторону и всеми частями тела демонстрировал недовольство. Я вздохнул, взял его в охапку и поплелся на кухню. Через полчаса, накормив его смесью и заменив подгузник, с чувством выполненного долга попытался уложить ребенка в кроватку и оторопел, когда он рванул едой на пол. Это был фонтан чего-то бело-жидкого, похожий на рвоту.

-Вот не надо плеваться, - пробормотал я, разглядывая кислое пятно на полу. – Чего это ты?

Пока я убирал тряпкой жижу, ребенок расхныкался и вовсю шуршал в кровати. Помыв руки, решил покачать его, чтобы он уснул, и тут он рванул во второй раз – на мою рубашку, вконец перепугав меня, потому что фонтан, извергнутый на одежду, сопровождался истошными криками.

-Тише ты, - я снова уложил его, стянув с себя испачканную одежду, и бросил взгляд на часы. – Не могу же я дернуть папу и маму спустя час? Они сильно расстроятся, – обратился к малышу. – Надо потерпеть.

Но ребенок не собирался со мной соглашаться, плач стал постоянным, укачивания не помогали, соску он выплюнул и надрывался вовсю, доведя меня до панического состояния.

Я схватил телефон, лихорадочно перебирая номера знакомых, у которых имелись маленькие дети. Их было не очень много, мелькнула мысль позвонить матери, но я тут же отмел ее.

-Что же ты орешь? - прижал к себе дергающийся комок плоти и заметался по спальне. – Чего тебе надо, поел, пописал и спать. 

Лицо малыша от натуги и визгов сморщилось и покраснело, поэтому я ринулся к двери – стучаться к соседям.

Не успел открыть, как лицом к лицу столкнулся с Маргаритой, одетой в пух и прах – так ярко, что в глазах зарябило. На ее шее блистало колье. Уши украшали тяжелые длинные серьги, ноги качались на высоких шпильках, а лицо спряталось за черными солнечными очками.

-Наконец-то я тебя нашла! – воскликнула она, переступая порог. – Это твой ребенок?

-Ннет, присматриваю за сыном друга, - растерянно выдал я, отступая. – Плачет.

-Ах ты мой сахарочек, - бросив дорогую сумку на пол, она взяла у меня малыша и прижала к себе. – Кто тебя обидел, лапочку мою? Дядя тебя обидел, сейчас мы этого дядю накажем!

-Накормил и уложил, а еда вылилась обратно, - оправдывался я, тащась за ней.

-Господи, что за слова! Выливается суп, а дети отрыгивают! Перекормил, наверное, смотри какой живот вздутый. Вот дядя дурачок, да? Нас газики мучают, - она положила ребенка на живот и стала поглаживать по спине. Миша изрыгнул еще одну порцию смеси, но немного успокоился. – Чего встал, тащи подгузники и одежду.

Я сбегал в спальню, приволок целую пачку вещей и уставился на проворные руки Риты, которые профессионально обмыли ребенка, присыпали пудрой и засунули в Хаггис.

-Теперь мы готовы подремать, - удовлетворенно сказала она. – Господи, сто лет не держала малышню в руках.

-У тебя есть дети? – удивился я, наблюдая за ней. – Олег не сообщал об этом.

-У меня есть дочь, ей пять лет, - кивнула Рита и уселась на диван, уложив ребенка на свой живот. – Олегу я не рассказывала, не было надобности.

-Он сказал, у вас скоро свадьба! – я настолько растерялся, что плюхнулся рядом.

-Ага, размечтался, - фыркнула она. – Теперь заткнись, чтобы ребенок уснул, - с этими словами Рита направилась в спальню и вернулась оттуда через полчаса. – Когда друзья вернутся?

- Обещали к девяти, - вздохнул я. – Спасибо за помощь.

-Одним «спасибо» тебе не отделаться, - не терпящим возражений тоном сказала она и вытащила из сумки зеркальце, рассматривая себя. – Сегодня ночью ты мне нужен.

-Для чего? – осторожно уточнил я, невольно бросив взгляд на ее стройные ноги в ультракороткой юбке.

-Что, нравлюсь? – Рита повернулась ко мне, улыбаясь.

-Ты не ответила, - я отодвинулся от нее.

-У подруги день рождения, мне нужен рыцарь в сияющих доспехах, - самым серьезным тоном пояснила мне. – Этот старинный костюмчик при тебе? Если да, переодевайся.

Видя, что я молчу и не двигаюсь, переваривая сказанное, которое не переваривалось, она подмигнула:

-Ну конечно я заплачу.



© 2022 Сергей Арбатов