читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 1. СофьяУкус судьбы. Софья.


Я топталась перед массивной красной дверью с дубовой ручкой и тряслась от страха. Унять сердцебиение не получалось. И почему я такая трусиха! Стою как дура и дрожу, не смея войти в кабинет генерального директора. За ней меня ждал или выговор, или увольнение. Сегодня допустила оплошность, которую Матвей не простит.

Глубоко вдохнув, потянулась к ручке.

– Позвал тебя, чтобы вышвырнуть вон, но потом подумал, что так легко тебе не отделаться, – он был холоден как лед, выговаривая свои намерения безразличным голосом. Дорогой костюм сидел как влитой на идеальном человеке с идеальной внешностью.

Если и существовала ненависть в десятой степени, то я ее сейчас испытывала.

– Ты понимаешь, что натворила, не выслав вовремя документы на участие в тендере? У тебя вместо головы что? – он подошел ко мне вплотную, засунув руки в карманы брюк, и без эмоций посмотрел в глаза.– Чего молчишь, отвечай!

– П-простите, – я старалась держаться. – Закрутилась, забыла, знаю, что это не оправдание. Больше такое не повторится.

– Это дерьмо собачье! – вспыхнул он. – Детский лепет. Как тебя наказать, я пока не придумал, – Матвей вдруг улыбнулся и фамильярно взял меня за руку.

Сотни электрических мурашек расползлись по всему телу. Гад был на редкость сексуальным, знал об этом и играл со мной как кот с мышкой. По нему вздыхала вся женская часть коллектива нашей строительной компании. Вздыхала и ненавидела одновременно. Отвратительный характер и придирчивость директора вгоняли сотрудников в мандраж. Он доставал упреками, постоянно давил со сроками, выгонял работать по выходным, редко благодарил. А главное – приставал ко всем, включая меня. Как-то у него ловко и незаметно получалось переключаться с личного на рабочее и наоборот, поэтому всегда выходил сухим из воды.

Я почувствовала неловкость, но не рискнула освободить руку. Он подержал мою ладонь в своей, разглядывая, как вещь, а потом отпустил и отошел к окну.

Заражая коллектив бешеным энтузиазмом и неукротимой энергией, Матвей был педантом и любил порядок и точность в мелочах. Поэтому с сотрудников драл три шкуры. С меня он не только живьем кожу сдерет, но и душу вытащит, чтобы продать на чертовом тендере, куда я забыла отправить документы. А почему забыла? Потому что работала второй год без отпуска и устала как собака. Про нормальные выходные вспоминала один раз в месяц. Всегда какие-то авралы, задержки допоздна, естественно, неоплачиваемые. И давление. Не успела, не принесла, не записала, ты дура, тебя надо уволить, где твоя голова.

– Надеюсь, ты не хочешь пустить нашу компанию по миру? – Матвей прошелся по кабинету и остановился за моей спиной. Я чувствовала, как он хрипло дышит в затылок. Господи, быстрей бы все это закончилось!

– И в мыслях ничего подобного не было, – прошептала я, словно школьница в кабинете директора.

Матвея моя растерянность забавляла.

– Я тебе нравлюсь? – ухмыльнулся фашист, и, не дожидаясь ответа, по селектору начал отдавать распоряжения секретарю.

Я стояла, задыхаясь от возмущения.

– Через полчаса жду отчеты по проекту больницы у себя на столе, – строго произнес генеральный и жестом указал на дверь, бросив на меня безразличный взгляд, словно и не было странных вопросов с подтекстом. Вернувшись в кабинет, я распечатала пачку листов и помчалась к секретарю.

– Людочка, выручай! Матвей беснуется. Спаси меня, будь другом.

– Вот изверг, отнесу, конечно, – она рассмеялась, встряхнув черными кудряшками. На щеках секретаря вспыхнули очаровательные ямочки, превращая ее в писаную красавицу.

С трудом дождалась окончания рабочего дня. На душе было тревожно. Он меня почти уволил. Представила, как отправлюсь на поиски работы, найти которую будет тяжело. Столько радужных планов, надежд на то, что меня заметят и дадут сделать карьеру, коту под хвост. Не удивлюсь, если приду завтра, а на столе лежит приказ о ликвидации. Почему красивые люди с харизмой и внутренней магией так бездушны и холодны? Вернусь завтра за очередной порцией унижений и сама уволюсь. Хватит терпеть постоянные издевательства.

Остановка общественного транспорта находилась недалеко от офиса. Мысленно ругая себя, я понуро тащилась к ней. Прощай, достойная зарплата, здравствуй, ипотека без денег. Я купила квартиру, рискнув взять кредит.

У тротуара толпились люди: молодые мамаши с детьми, студенты, вечно чем-то недовольные бабульки и работяги с заводов. Смотрела на них и откровенно завидовала. Почему моя жизнь не может быть такой же простой и понятной?

Я пристроилась в конец очереди. Матвей за последний месяц уволил многих. Я удивлялась невероятной текучке при высоких зарплатах. Он выбрасывал людей на улицу без всякой жалости. Фашист!

За мной встала невысокая, просто одетая женщина, она держала за руку молодого парня со странным выражением лица. Он кривлялся, глупо улыбался и гримасничал, как ребенок. На вид ему было лет двадцать: в потертых джинсах, замызганной белой футболке, с диким выражением лица, молодой человек разглядывал окружающих. Психов я не боялась, но отодвинулась на всякий случай подальше.

Лишенный смысла взгляд остановился на мне. А потом произошло то, чего я не ожидала и не могла к этому подготовиться. Он упал к моим ногам как подкошенный. Парень захрипел что-то нечленораздельное и вцепился зубами в мою ногу выше колена, крепко обхватив ее руками.

Я взвыла от боли. Перед глазами поплыли красные круги, небо перевернулось вверх дном, а дальше ничего не помнила, потому что упала без сознания на тротуар.

Очнулась, потому что кто-то бил меня по лицу и спрашивал, что со мной. Я со стоном приподнялась, отряхивая пыль с одежды.

– С вами все в порядке? – обратился ко мне пожилой мужчина. – Вы вдруг упали без сознания. Вызвать скорую?

– Не нужно, спасибо, – пробормотала я, озираясь: женщины с безумцем рядом не было. Вот ведь, сбежали, даже не извинившись.

Отчаянно болело место укуса. Осмотрев синяки, я поразилась силе боли, которая выключила из реальности. Черт возьми, а вдруг он чем-то болеет? Надо завтра же показаться врачу.

Что же за день такой неудачный?! Одно бедствие обрушивалось на меня за другим. Проторчав на остановке полчаса, я продрогла и устала, с трудом влезла в набитую людьми маршрутку. Рана ныла, противная боль растекалась по всему телу и костям.

До дома я едва дохромала. Скинула туфли и рухнула на диван, мечтая уснуть и не проснуться. Как назло, в сумочке запиликал телефон. Я неохотно ответила.

– Привет! Как дела? – мелодично промурлыкала в трубку Лена, моя подруга. У нее был хорошо поставленный звучный голос. По выходным Лена пела в местном хоре и очень этим гордилась.

– Паршиво, – не стала я лгать. – С работы, видимо, уволят, а час назад какой-то ненормальный напал на меня на остановке, цапнул за ногу, представляешь? Похоже, я шмякнулась об асфальт, потеряв сознание. Голова трещит.

– Симпатичный? – поинтересовалась подруга, которая даже в психопате пыталась разглядеть потенциального жениха.

– Кто? – не поняла я.

– Ненормальный твой.

– Какая разница? – разозлилась я. – Больной придурок. Нога теперь разрывается.

– Сходи завтра в больницу, – посоветовала Лена.

– Какая больница! – фыркнула я. – Это урод выкинет меня на улицу, сердцем чувствую. Оставит без денег, чтоб его сожрали африканские крокодилы. Сегодня не уволил, чтобы день промучилась и приползла к нему на коленях просить пощады. Почему я терплю эти унижения? – задала я риторический вопрос.

– Потому что он хорошо платит, – резонно заметила она. – Сама говорила, деньги хорошие, способным дают зеленый свет.

– Как же, – съязвила я. – Дают, если сама дашь. Он размазывает тебя по стенке, а сам пристает. Сволочь. Ненавижу его. Пусть увольняет, мне все равно, – я сжала трубку, пытаясь успокоиться.

– Давай на выходных сходим куда-нибудь, – Лена хотела отвлечь меня от грустных мыслей. – Можно в киношку или в парке погуляем. Что скажешь?

– А будут ли они у меня? – устало произнесла я. – Если не уволит, заставит ишачить субботу и воскресенье.

– Что-то ты совсем раскисла, – сочувственно протянула она. – Приезжай в гости.

– Нога болит, я выпью снотворное и пораньше лягу спать. Даже ужинать не буду, аппетит пропал.

Скомкано попрощавшись, я вытащила из шкафа аптечку и продезинфицировала место укуса перекисью. Подумав, налепила еще и пластырь. Махнув на душ, упала на кровать и забылась в тяжелом сне. Под утро проснулась мокрой от пота и пошла в душ. Организм никак не просыпался. Нога ныла не переставая. Вроде укус небольшой… И почему мне так плохо, будто я чем-то заболела?

Теплые струи воды стекали по телу, смывая усталость и раздражение. Не сдамся. Уволит, пойду искать новую работу.

Вернувшись в комнату, бросила взгляд на электронный будильник. На экране светились время и дата. Сломался, что ли? Схватив аппарат, я потрясла его, надеясь привести в чувство. Календарь, видимо, сбился, подумала я. Циферблат показывал вчерашний день.

В здание офиса компании я вошла почти спокойная и морально подготовленная к неизбежному. Уселась на рабочее место, включила компьютер, разложив папки с документами. Что за черт? Дата на панели задач тоже глючила. Вчерашний день. Я взялась за мышку, чтобы поправить ее, но не успела.

– Ты почему не берешь трубку? – подбежала ко мне Люда. Она была взволнована, как и вчера, когда вызывала на ковер к диктатору. – Матвей зовет.

– Опять? – воздела я очи к небу, кусая губы.

– Что значит «опять»? – удивилась секретарь. – Косяк с отправкой всплыл лишь сегодня. Прости, я не смогла тебя выгородить. Глаза у него, как у ястреба. Как-то увидел, что документы ты отправила позже.

Я растерянно переваривала информацию, не понимая, что происходит, напрочь забыв про мышку и неправильную дату.

– Чего сидишь?! – не выдержала Люда. – Он с утра злой.

И вот я опять стою перед проклятой дверью с мокрыми руками и чувством, что, как хомяк, застряла в колесе, которое кручу своими лапами до потери пульса. Дежавю! Жизнь превратилась в сплошную серую линию. Один день слился с другим, или у меня крыша поехала от усталости, и я уже не различаю вчера и сегодня.

Робко вошла и остановилась у его стола.

– Позвал тебя, чтобы вышвырнуть вон, но потом подумал, что так легко тебе не отделаться, – услышав эту фразу, я с трудом сдержала возглас изумления, пытаясь собраться с мыслями.

– Ты понимаешь, что натворила, не выслав вовремя документы на участие в тендере? У тебя вместо головы что? – Матвей, как и вчера, подошел ко мне вплотную, засунув руки в карманы брюк, и без эмоций посмотрел в глаза. – Чего молчишь, отвечай!

Господи, я точно спятила!



© 2021 Сергей Арбатов