читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 8. СофьяУкус судьбы. Софья.


Все-таки трудно будет выдержать беседу, подумала я, видя, как Матвей приближается ко мне, усмехаясь и включая свой животный магнетизм, которым он беззастенчиво злоупотреблял на работе.

-Мне хочется отблагодарить тебя. Ты спасла мне жизнь, - он фамильярно взял меня за руку и резко потянул к себе, убирая волосы за ухо. - Такая смелая. Не испугалась насмешек, придумала, как отвлечь от встречи. Немного странный способ, но он сработал. Расскажи про вещие сны. Они тебе часто снятся?

Его голос был таким бархатным и ласковым, что я поплыла. Сердце стучало как бешеное. Он водил пальцем по моей руке, и единственное, что я могла делать, следить за каждым движением, забыв, что нужно дышать.

-Иногда, - с трудом прошептала я, пытаясь справиться с возбуждением. Это все потому, что давно одна, уговаривала я себя.

- Ты видела во сне мою смерть? - спросил Матвей таким проникновенным голосом, что еще чуть-чуть, и я бы ему выложила всю правду. Не знаю, как я собрала всю свою волю в кулак, чтобы противостоять природному обаянию чертова манипулятора. Помогла родинка, вернее укус, он стал сильно болеть и подергиваться, и дурман спал с глаз. Я как будто очнулась, увидев ситуацию со стороны.

-Ты мне не веришь, - спокойно сказала я. - Ни в сон, ни в мою любовь, ни в желание помочь. А сейчас вместо искренней благодарности решаешь задачу - побыстрее и половчее вытянуть из дурочки нужные сведения.

Он убрал руки, и улыбнувшись, засунул их в карманы, раскачиваясь на носках.

-Ты права, чтобы я поверил, надо отключить здравый смысл и рассудок. А это нереально. И все же я действительно благодарен тебе, - Матвей отошел подальше, вздохнул и забарабанил пальцами по столу. - Увольнять не буду, могу повысить зарплату. Устроит такая благодарность?

-Я не буду работать в этой компании, - твердо сказала я. - И готова написать новое заявление. Подпиши, и мы в расчете.

- А как же ипотека? - поинтересовался он. - У тебя кредит и немаленький. Поиск работы - дело хлопотное и затяжное. Эта цифра устроит? - он протянул мне лист с суммой, в три раза превышающей текущую зарплату. - Что смотришь? Мало? Еще один ноль добавить?

-Работа это не только деньги, - ответила я. - Зарплата непомерно высокая, я такие суммы не заслужила. Это и чувство, что то, что ты делаешь, оценят не денежными знаками, а благодарностью и вниманием. Раз в году дадут человеческий отпуск, позволят провести выходные дома, а не на работе. И не будут вытирать об тебя ноги.

-Если я не буду жестким, люди расслабятся и перестанут работать, - нетерпеливо перебил он меня.

-Ты не уважаешь людей, ты не уважаешь женщин, - продолжала напирать я. - Относишься ко мне и к другим как к куску мяса, который можно погладить и отодрать и все одновременно. А потом дать пинка и послать умирать над проектами, забыв про личную жизнь.

-Я тоже много работаю, - пожал Матвей плечами. - Какое ты право имеешь читать мне нотации!? Руковожу огромной компанией, а не овощной лавкой! Давай сюда свое заявление! Подпишу, и катись куда хочешь!

- Договорились, - огрызнулась я, присаживаясь за стол. - Когда мне в следующий раз приснится, как тебя разносит на куски, отправлюсь за похоронными гвоздиками в ближайший цветочный магазин. И даже не позвоню, потому что буду занята поиском работы!

-Погоди, - нахмурился он, присаживаясь рядом. - Что значит в следующий раз? Ты не врала про сны? - Матвей побледнел, пытаясь скрыть свою взволнованность, он потер ладонью затылок и отвел глаза. - Чего молчишь, как партизанка? Расскажи, что за сны? Я не верю в магию и ерундистику.

- Кто тебя просит в нее верить, - я протянула ему заявление. - Подписывай, и мы прощаемся. Живи себе как жил козлом и придурком, которого нет никакого желания спасать.

Он пропустил мимо ушей оскорбления и посмотрел на меня рентгеновским взглядом, пока я не почувствовала, что глазами мне сверлят в черепе дырку.

-Как мне уговорить тебя остаться? - неожиданно тихо спросил Матвей. - Я хотел бы разобраться с этой историей, а ты уходишь. Сбегаешь как заяц, ничего не объяснив. Не верю в сны, в мутную любовь. Ты меня ненавидишь и презираешь, сама только что призналась. Но ты спасла меня почему-то. Откуда-то узнала про то, что вообще никто не знал и не слышал. И знала, что на меня готовится покушение. Откуда? С кем ты связана? Для чего спасла? Отвечай! - потребовал он таким тоном, что я просто опешила.

-Жалею, что сделала это, - процедила я. - Одним подлецом стало бы меньше. Тебе плевать на меня. Ты вообще не человек, бездушный, циничный, озабоченный урод! Вот ты кто! - последнее слово я выкрикнула.

-Эти эпитеты я заслужил, потому что не сюсюкаюсь с сотрудниками? - усмехнулся он. - Послушать тебя, так я должен водить с ними хороводы и дарить по шоколадному яйцу на день рождения. Люди расслабятся, сядут мне на шею и свесят ножки.

-Значит сюсюкаться не любишь? - зло спросила я. - И кнутом надо драть всех, как сидоровых коз? А девушек можно еще и полапать своими загребущими руками?

-Руки лапают только тех, кто этого хочет, - ухмыльнулся Матвей. - Ты же меня хотела сейчас? Признайся, - он самодовольно пожал плечами.

Я бросила взгляд на часы. День еще не закончился. Сам напросился. Я хотела уйти тихо и мирно и по доброй воле.

-Признаюсь, ты красивый и от тебя несет мужественностью. Так что чего сдерживаться, правда? Иди сюда, - приказала я.

Позвав его, я мысленно взмолилась, чтобы чудо-дар сработал. Господи, только бы он заработал снова. Я пока не понимала, как этим процессом можно управлять. что нужно делать? Смотреть ему в глаза и вещать как колдунья про себя? Буравить взглядом его ширинку? Что?

У меня заболела нога, родинка опять дала о себе знать, противно заныв. Завтра же пойду к дерматологу. Убраться бы из компании побыстрее, займусь здоровьем. Я не успела додумать свои будущие планы. Он часто задышал и упал опять к моим ногам.

Ура! Работает! Господи, я опять не смогла засечь момент, как я это сделала? Думала о какой-то чепухе.

-Ты хочешь меня? - мне не хватало только усиков Гитлера, чтобы войти в образ садюги.

-Не надо, пожалуйста, - Матвей застонал и уткнулся в мои колени.

-Как ты там сказал? Лапаешь тех, кто хочет тебя? Расстегивай свои брюки. Будем учиться лапать тебя самого. В конце концов, пока сам не пройдешь эту процедуру, других не поймешь.

Вставай, я сказала! - пнула я его ногой. - Снимай брюки и покажи, на что ты способен. Онанизм - это не преступление. Надеюсь, в твоем кабинете нет камер? - я оглянулась по сторонам, выискивая глазки, а потом махнула. - Впрочем, мне все равно.

-Я хочу тебя, - сиплым голосом произнес Матвей.

Дрожащими руками он расстегнул ремень и посмотрел на меня взглядом умирающего.

-Далеко встал, - поддела я. - Подойди поближе.

Он послушно приблизился, полируя меня жадным взглядом голодного тигра.

-Давай займемся сексом? - стал просить он, забыв о гордости и растеряв всю свою наглость и самоуверенность. - Пожалуйста.

-Займемся, - кивнула я как ни в чем не бывало. - Когда мой организм захочет. Думаю, если ты начнешь ласкать себя, это подействует. Смелее! - подбодрила его я, с трудом сдерживая смех.

Покажи, чему ты научился, лапая сотрудниц компании. Как ты там сказал? Вспомнила...для мотивации! Мне тоже нужна мотивация.

Матвей послушно разделся, оставшись в рубашке и пиджаке. Выглядел он полуодетым настолько нелепо, что я начала смеяться.

-Все снимай, - вытирая слезы радости, махнула рукой. - Гулять так гулять.

Я бросила взгляд на входную дверь, мимоходом подумав о том, что она не закрыта, и в любой момент может войти незваный посетитель. Но с другой стороны, чем мне это грозит? В дурацком положении будет балбес директор, который сверкает своей задницей, пялясь на мою грудь, как помешанный. Сам виноват. Надо было подписать заявление. А вместо этого он опять распустил свои павлиньи перья и играл со мной. Козел!

-Быстрее, чего копаешься, - поторопила его я, раскачивая ножкой. -Когда ты успеваешь в зал бегать, - спросила я, разглядывая его накаченное тело. - А у меня нет даже времени в парикмахерскую сходить.

-В шесть утра иду, и еще ночью дома тренируюсь. И по выходным бегаю на большие дистанции, - Матвей выдавал на гора личную информацию, как будто я вколола ему в задницу сыворотку правды.

-Сколько у тебя было девушек? - решила испытать я действие этой странной откровенности, которой он не мог сопротивляться.

-Я не помню, - выдохнул он, стоя передо мной как солдат на плацу. - В блокноте записываю. Он лежит дома.

-Вот негодяй, - почти не удивилась я. - Даже блокнотик себе завел. Боишься запутаться в именах? Впрочем, мне все равно. Я жду.

Он был чертовски красивым. Черноволосый, мускулистый, темпераментный авантюрист с харизмой, которая слепила на километры вперед. Ну как в такого не влюбиться!? И как не трястись, когда он тебя трогает?! и женщин целый блокнот. Нет, меня точно надо остановить, потому что я его буду перевоспитывать. Уже начала.

-Я не могу до себя дотронуться, - Матвей сцепил зубы и опять начал умолять. - Пожалуйста, поедем ко мне. Мне больно.

-Как это не можешь? - я вскочила на ноги и подошла к нему. - Лапай себя так же, как девушек, - взяла его руку и плюхнула бесцеремонно на живот.

-А живот-то зачем трешь? - рассмеялась я. - Давай ниже. А парень у тебя ничего. Впечатляет.



© 2021 Сергей Арбатов