читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 1. КаренИндийский бог любви


От автора

Автор не претендует на доскональное знание истории Индии, ее эпоса и других деталей, а также не претендует за знание истории Армении и обычаев южных народов, за все ляпы и ошибки заранее просит прощения, так как использует материалы из сети.

История для ВЗРОСЛЫХ. 

Армения, Ереван. 

Я сидел во дворике дома тети Эльмиры и смотрел, как Самвел лопает долму (армянское национальное блюдо). Друг всегда был голодным, будто никто его не кормит.

-Ты скоро треснешь, - пнул его вбок. – Хватит жрать, заканчивай, пойдем гулять.

-Отстань от ребенка, Карен, - вмешалась тетя. – Кушай, - сказала она таким тоном, как будто разговаривала с пацаненком, а не с 25 летним балбесом.

-Он к нам приходит, чтобы поесть, - заметил я, не стесняясь его обидеть. Самвел был толстокожим, и, не обращая внимания на мои слова, работал челюстью, как бульдог.

-Как вы вкусно готовите, тетя Эльмира, моя жена будет такой же, как вы, - сказал он с благодарностью.

-Подлиза, - усмехнулся я. – Жиртрест ни одной девушке не понравится. Ты скоро в двери не пролезешь.

-Злишься, потому что Сусанна тебя бортанула, - он начал ковыряться в зубах ногтем, вылавливая остатки листьев винограда. – Чего приуныл, она всем отказывает. Ашотику тоже сказала «нет». Позавчера приходил с родителями.

-Я из него муку сделаю, а потом напеку лепешки, - пообещал я. – Эта обезьяна смотрела на себя в зеркало?

-Он подарил ей цветы, - добавил Самвел, сестра которого мучила меня целый месяц, не соглашаясь выйти замуж.

-Вы ее разбаловали, - сказал я. – Сюсюкаетесь как с маленькой, вот и задрала нос. Акшай Кумара ей подавай. Ты знаешь, что эта дура выдала? – воскликнул я, вспомнив обидные слова Сусанны. – Что она выйдет замуж за парня, похожего на индийского актера. Мол, это настоящий мужчина, а мы все - сосунки.

-Она целый день смотрит индийские фильмы, – вздохнул он. – От телевизора не оттащить.

-Дурочка, - убежденно сказал я. – Запудрила себе мозги. Почему она согласилась встретиться с этим ереванским ишаком? – новость друга о сватовстве к Сусанне не давала мне покоя.

-Он добрый, - неуверенно ответил Самвел, от еды его разморило, и он осоловело хлопал глазами.

-Страшный и тупой, Кумаром не пахнет, как она будет с ним разговаривать? – с раздражением сказал я. – Они тут все болтают так, что я половину слов не понимаю.

-Ну и остался бы в своем Степанакерте, чего приехал? – строго заметила тетя, посмотрев на меня недовольно. Она вышла замуж за ереванского и всегда расстраивалась, когда я критиковал местных.

-Сама попросила приехать, - насупился я. – Завтра обратно вернусь.

-Куда обратно, дурак! - в сердцах двинула меня кулаком по спине. – Ищи работу, месяц болтаешься, бегая за девушками.

-Зачем работать, если жены нет? – пожал я плечами.

-А бала (дите на арм.), хватит да, кому ты нужен с голой задницей. Ищи работу, сыграем свадьбу.

-Я хочу Сусанну, - встав, я пнул Самвела. – Пошли работу искать, а то мозг уже вынесли.

-Так я уже работаю, - друг поплелся за мной как верный пес. – Хочешь, поговорю с отцом, возьмет тебя водителем?

-Не буду баранку крутить, - открыв калитку, я вышел на улицу, вдохнув вкусный июньский воздух. Под ногами лежал слой шелковицы, которая размазывалась черно-белой массой.

Тетя Эльмира жила с мужем в старом городе. Узкая улочка тянулась длинной змеей, уходя круто вверх. Над головой свисали виноградные деревья, на которых красовались еще незрелые ягоды. Слева и справа высилась небольшие двух и трехэтажные обшарпанные домики, со стен которых местами слетела штукатурка. Но мне здесь очень нравилось. В центре с прилизанными современными дворцами и усадьбами богачей я чувствовал себя неуютно. А здесь все напоминало родину.

-Этот Конд (район в Ереване) не для людей, - неодобрительно заметил Самвел, - Здесь живет беднота.

-А ты что богатый? – язвительно заметил я. – Подумаешь, отец держит ларек, богачи нашлись. Поэтому твоя сестра нос задрала.

-Она просто дура, - не согласился он. – От индийских песен голова пухнет. Целый день слушает. Акшай Кумар давно сдох бы, если бы женился на ней.

-Скажи Ашотику, что я ему шею сверну, если еще раз придет к вам, - предупредил я и широким шагом потопал вперед. – И ей скажи, чтобы зарубила себе на носу, она выйдет за меня замуж.

-Сам скажи, - рассмеялся друг. – Ашотик больше не придет.

-Я найду работу и снова приду, - бубнил я, не зная, как обуздать ревность. Как только я приехал, тетя позвала в гости родственников, и когда я увидел девушку, тут же влюбился. Совсем. Сусанна снилась каждый день. Сколько я ни пытался понравиться ей, ничего не получалось.

Никогда еще мое сердце не сжималось так сладко, как сейчас. Может быть, потому что впервые в жизни мне отказали. Прямо и грубо со странными аргументами:

-Мне нравятся индусы, - ее глаза были подернуты мечтательной пленкой. – Акшай Кумар, например. Вот это мужчина.

-Так я тоже на него похож, - заглянув в зеркало, я пригладил волосы. – Сама посмотри?

-Не похож ни капельки, ты балда, - Сусанна отвернулась и уткнулась в книжку.

-Что читаешь? – я проглотил ее обидные слова и натянуто улыбнулся.

-Давид Сасунский, - она показала обложку книги. – А что ты хотел?

-Пойдем погуляем, - предложил мягко. – Ты мне нравишься.

-А ты мне – нет, – отрезала она.

-Почему? – я сжал кулаки и часто-часто задышал, пытаясь успокоиться.

-Наглый, - она перевернула страницу и углубилась в чтение. Рядом с диваном, стоял шкаф, набитый дисками с индийскими фильмами. На стене висели постеры с индийскими киногероями. Почетное центральное место занимал Кумар, который Акшай. Чтобы он сдох, собака. Я остановился, разглядывая холеную физиономию и картонную улыбку, а потом незаметно начал рассматривать свою любовь.

Сусанна была худенькой армянкой с длинной копной черных волнистых волос. Ее тонкие черты лица и красивые губы дышали какой-то затаенной странной загадкой, которую хотелось немедленно разгадать. Я не мог понять, как она дожила до 28 лет и вела себя как маленькая девочка, верящая в дурацких принцев. Но именно эта ее вера и простодушие притягивали. И еще то, что она бортанула. В Степанакерте меня любили все девушки, с которыми я шутил и ходил в кино, а тут фифа сидит и строит из себя принцессу.

-Здесь одни курносые болваны, - сказал я, чтобы нарушить молчание. –Карабахских кот наплакал.

-При чем тут это? – нахмурила она брови. – Я никого не люблю.

-Помрешь старой девой, - убежденно выдал ей и плюхнулся рядом, попытавшись обнять. – Давай поженимся, чего упрямишься?

-Не трогай меня, - двинула локтем. – Ты дурак. Мне нужен тонкий человек, который чувствует, что нужно девушке.

-Красивое платье? – спросил я, почесав голову. – Украшение? Духи?

Она посмотрела на меня, как на идиота, и ничего не ответила.

-Почему ты молчишь? – не понял я, надувшись. – Я ищу работу.

-Я уже это сто раз слышала, - Сусанна перевернула страницу и попыталась отодвинуться подальше.

-Что мне сделать, чтобы ты обратила на меня внимание? – не выдержал я испытание равнодушием. – Ну скажи.

-Статьи индусом, - невозмутимо ответила она, положила книгу и вышла во двор.

Я заскрипел зубами, но не стал ее догонять. Захотелось сорвать со стены плакаты и порвать на мелкие кусочки.

Пнув табуретку, я вернулся домой. Но потом я приходил к ним свататься с тетей и дядей – официально. И так же получил отказ. Сусанна сидела, набрав в рот воды, а когда мы уходили, показала мне язык.

-А куда мы идем? – спросил Самвел, с трудом поспевая за мной. – Ты действительно собираешься искать работу?

-На рынок идем, - бросил я, направляясь к Таширу, центральному рынку Еревана. – Я проучу твою сестру. Сам увидишь.

-Что ты собираешься делать? – встревожился друг. - Она просто маленькая, не выросла еще.

-Ай ты дурак что ли, как не выросла, ей сколько лет а? – закричал я. – Это вы виноваты, надо пнуть в задницу, чтобы подумала о будущем. Куплю у индусов одежду, - озвучил ему свежую идею завоевания неприступной крепости.

-Зачем? – не понял он мой план, но послушно засеменил рядом.

-Попрыгаю, как они, спою песню любви, - развивал я свою идею дальше. – Во лбу точку нарисую.

-Точки женатым ставят,- сказал Самвел, разозлив меня.

-Какая разница, - манул рукой. – Хочет индуса, получит по полной.

-Ты спятил, - резюмировал он. - И она тоже. Но ты хуже. Совсем помешался.

-Люблю твою сестру, - искренне ответил я. – Она станет моей женой, и у нас будет много детей.

-Не знаю, - с сомнением заметил друг, его круглое доброе лицо улыбалось. Самвел отличался небольшим ростом и полным телосложением, когда он шел, дышал как паровоз.

-На рынке нет такого барахла, - сказал он. – Давай пойдем на ярмарку индийских товаров.

-А где это? - спросил я, не особенно ориентируясь в местной географии.

-На площади Республики, на маршрутке быстро доедем.

Ярмарка оказалась скоплением палаток с индийской требухой. Здесь толкались в основном женщины, меряя украшения, сари, и нюхая благовония. Индусы в национальных костюмах подпрыгивали под музыку у входа, зазывая прохожих внутрь.

-Эти козлы мне уже не нравятся, - я с неприязнью взглянул на танцоров и быстро прошел внутрь, утонув глазами в пестрящем яркими красками изобилии товаров. Чего тут только не было.

Мы с трудом нашли ларек с одеждой, пытаясь протолкнуться и продышаться, и когда я, закрывшись каким-то пыльным ковром, напялил на себя шальвары с тюрбаном и рубахой и вылез, Самвел присел от смеха.

-Если пацаны увидят, тебе конец, - сказал он, вытирая слезы. – Но Сусик будет в восторге.

-Думаешь? – я крутился перед зеркалом, слушая, как индус втирает, что я выгляжу на все сто.

-Вылитый Кумар, - друг давился от смеха, притоптывая на месте.

-Собака ты, - расстроился я. – Никакой поддержки. Скинь давай цену, - обратился к индусу. – Я беру штаны, рубашку и эту тупую шапку, много беру, цена высокая, денег мало.

Индус говорил на полу ломаном русском, бормоча что-то про то, что не может никак скинуть цену.

-Этот ишак то говорит? – разозлился я. – Дорого, ай бала, скидывай.

Я положил ему на стол все деньги, которые у меня были. – Вот все, что есть, больше нету.

Мы еще немного поторговались, пободались, индус уступил моему напору и засунул идиотское тряпье в пакет, всучив его мне. Уходя, я бросил взгляд на его полки, подумав о подарке для Сусанны. Взгляд мой наткнулся на книжицу, где голый пацан обнимал девушку.

-Это что? – ткнул в обложку.

-О, Камасутра! – воскликнул он и стал перелистывать перед моими глазами, показывая красочные иллюстрации.- Недорого.

-У тебя все недорого, - буркнул я и повернулся к Самвелу. – Одолжи денег. Верну, когда начну работать. Твоя сестра любит читать, подарю ей книгу.

-Это порнография, - неодобрительно покачал он головой. – Она читает романы о любви.

-Тут как раз конкретно про нее, - я нетерпеливо дернул его за рукав. – Давай деньги, не жадничай.

Он со вздохом полез за кошельком, и рассчитавшись с продавцом, полез листать страницы.

-Она убьет тебя, - хмыкнул он. – Это не книга.

-Нормально, - я отобрал у него покупку и сунул в пакет. – Ей пора взрослеть.

Когда мы выбрались наружу, Самвел спросил:

-А ты что прямо в этой туфтовой одежде придешь к нам?

-Вечером, - сказал я, смутившись. – Поможешь мне? Неохота палиться, я переоденусь у вас.

-Этот концерт-монцерт я не пропущу, - энергично закивал он головой. – Как ты будешь танцевать?

-Выберу индусятсткую песню и врублю рок, - пообещал я, усмехаясь. – У нее еще сердце лопнет.

-Ва, - восхищенно протянул он. – Запишу на камеру. Можно?

-Не стоит, - нахмурился я. – Это чисто личное. В общем, чисто между нами.

Тете Эльмире ничего не сказал. Поужинал, хлебая кислый танав (арм нац блюдо), слушая нотации о том, что пора образумиться и взяться за ум, а сам мыслями витал вокруг Сусика.

-Я к Самвелу, - предупредил родственников. – Буду поздно.

-Никак не угомонишься, - тетя улыбнулась, поцеловав меня в щеку. – Мне нравится твой пыл, настоящий армянский сокол.

-Ястреб, - поправил я свое определение и довольно усмехнулся. – Добью ее, сама увидишь.

-Иди уже, дурачок, - она стала убирать тарелки, муж сидел рядом, но слушал нас вполуха, уставившись в телевизор.

В комнате у друга я переоделся, волнуясь как последний школьник, и сжал кулаки, пытаясь успокоиться.

-Если она откажет мне, котлету из нее сделаю, - пробубнил я, напяливая тюрбан. Ну как?

-Супер Кумар, - друг ободряюще пожал руку. – Давай точку сделаю, – фломастером он нарисовал по центру моего лба кружок.

Книгу я упаковал в красивую фольгу и вставил туда открытку про то, что я ее люблю.

-Ну пошел я, - пригладив рубашку рукой, выглянул в коридор. – Она у себя?

-Да, кино смотрит, - ответил Самвел. – Индийскую мелодраму.

-Я щас ей сам кино покажу, - храбрясь, я расправил плечи и шагнул к комнате Сусанны.



© 2021 Сергей Арбатов