читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 3.Японское искусство любви


-Вы все неправильно поняли, - ответил я. 

- Ты знаешь, сколько ей лет!? - грубо перебила она меня. - Она только в этом году в университет поступила, изверг, что ты с ней ночью творил?! Почему у нее все тело в ссадинах!? Отвечай!

- Вы можете успокоиться и выслушать меня? - сталь в моем голосе подействовала, она замолчала. - Я живу в центре и буду у вас через час. Разбираться в милицию мы пойдем втроем, но сначала поговорим. Согласны?

- Приезжай, я плюну тебе в рожу, подлец! - я услышал в трубке телефонные гудки.

Присев на кровати, уставился на свои руки. Сегодня ночью этими руками я связал себе из бельевой веревки тюремный срок. Я поплелся в кухню. С похмелья и невыносимого напряжения, сдавившего грудную клетку, пересох рот.

Выпив несколько стаканов воды, я полез в душ, пытаясь смыть запах водки и прогнать усталость. Почистил зубы, побрился, вытащил чистую рубашку, чтобы переодеться. Облил ее парфюмерией, а потом стал набирать номер знакомого юриста. Мне нужно было с кем-то посоветоваться. Все время, пока я перемещался по квартире, мозг лихорадочно работал. Абсолютная западня, из которой не выбраться.

-Здорово, Манык, - я положил телефонный аппарат на колени и крепко сжал трубку. - Я в передрягу попал по глупости.

-Что ты опять натворил? - засмеялся Паша, - Кому еще фингал поставил? Твой брат сказал, ты уложил начальника одним ударом и вылетел с работы. Когда успел в боксеры записаться?

-Я за дело дал в глаз, потом расскажу, здесь другая история.

-С тобой не соскучишься, - с иронией отметил Паша, - рассказывай, во что вляпался.

Не вдаваясь в детали, я коротко описал ситуацию с Таней. Пока я рассказывал, мой друг, молодой и тщеславный недоучка-юрист, перестал сдерживаться и смеялся, не стесняясь, без всякого сочувствия ко мне.

-Хватит ржать, как конь, - рассердился я в конце-концов.

-Не могу, - он хохотнул и всхлипнул. - Я тут слезы от смеха растираю. Андрюх, ты конченый придурок, без обид.

- Так что делать-то? - пробормотал я. - Что посоветуешь?

- Да что тут посоветуешь? Она девушка. Что скажет, то и будет правдой. Ты же сам писал экспертизы по изнасилованным. По факту дефлорирована. Была связана в чужой квартире, а значит объективно находилась в беспомощном состоянии. Молчит и ничего не рассказывает, потому что злой дядя ее запугал. К тому же, ты тупой балда, не отрицал, что она была с тобой. Ведь свидетелей не было. Сказал бы матери, что знать ее не знаешь, и врет она все.

- Я спросонья не сразу сообразил, что отвечать, - оправдывался я, от волнения взъерошив волосы на голове.

- Скажи уж честно, от пьянства твои мозги превратились в студень, - поддел меня Паша. - Завязывай с бутылкой. Пригласить ее к себе на ночь - верх идиотизма.

- Кто знал, что так получится? Я подумал, студентка с педагогического вуза, интересуется литературой и пришла за рассказами.

- Сложно тебе существовать в мире, окруженным девушками-великанами, - веселился Паша. - Как ты их вообще клеишь со своим ростом метр с кепкой?

- Я не соблазнял ее, сама пришла. Как быть теперь? Может правду сказать? - предложил я.

- Какую правду? Ее мать вспорет тебе живот кухонным ножом, - ответил Паша. - Я бы так и сделал, если бы мою дочку какой-то мудак с улицы лапал ночью в своей квартире.

- У тебя нет детей, - улыбнулся я.

- Скоро будут, я с девушкой познакомился. Все серьезно.

- Поздравляю, - я крутил провод от телефона, наматывая его на палец. - В вашем светлом будущем - свадьба, в моем - кутузка.

- Погоди паниковать, мне надо пообщаться с более опытными коллегами. Я же не волшебник, и только учусь. Не кисни, перезвоню через полчаса.

- Я выезжаю в Ольговку, обещал приехать, пообщаемся вечером, если к этому времени не упекут за решетку.

- Партизаны не сдаются, рано ты туда собрался, - подбодрил Паша.

- В каком смысле? - не понял я.

- С бодуна тормозишь, балда. Я еще сухари тебе не купил, - ухмыльнулся он.

- Катись в задницу. Позвони вечером, - я положил трубку, и взяв рюкзак, отправился на казнь. Но не успел дойти до входной двери, перезвонил Паша.

- Я тут подумал, может они заранее спланировали встречу, чтобы денег с тебя стрясти? Ты знаешь ее родителей? Что за люди? Чем занимаются?

- С Таней я не был знаком, родителей мы не обсуждали. Она сказала, что встречалась с парнем и уже не девушка. Вот и все. Денег у меня нет, сам знаешь. Не думаю, что это мошенники, и все подстроено. Ты фильмов насмотрелся.

-Может быть, - задумчиво протянул Манык.

- Я опаздываю, до вечера.

- Держись, герой - хмыкнул он.

Троллейбус медленно полз по дороге, собирая пассажиров на остановках. Я погрузился в размышления и ничего невидящим взглядом сверлил даль. Вместо страха и тревоги по телу разливалось безразличие и душевная апатия. По стеклу потекли редкие дождевые капли, собираясь в крупные ручьи и обрамляя водяными рисунками окно.

-Билеты, пожалуйста, - вывела меня из задумчивость кондуктор, хмурая массивная женщина лет сорока пяти с крупным носом, потемневшими губами и уставшим взглядом.

Я полез в рюкзак, выскреб оттуда горсть медяков, попробовал отсчитать девять рублей. Денег не хватало.

-Студент что ли? - спросила она неожиданно участливым голосом.

- Проездной не успел получить, - уклонился я от прямого вранья и виновато посмотрел на свои гроши.

- Понятно, - она улыбнулась и толкнула меня в плечо. - Этих денег даже на мороженое не хватит.

- Это точно, - вздохнул я. - Можно мне доехать до Ольговки? Пешком не дойду.

- Едь уже, заяц, - с этими словами кондуктор направилась обилечивать других пассажиров.

Небольшой рост маскировал мой возраст. Я посмотрел на деньги, обратно придется топать на своих двоих.

Ольговка была одним из самых удаленных микрорайонов в городе. Серые девятиэтажки вытянулись вдоль кромки леса унылой шеренгой. Здесь проживали преимущественно работяги, а по ночам по улицам бегали наркоманы и маргиналы всех мастей. Тусклый пейзаж спасала зелень и близость леса.

Я остановился перед дверью подъезда. Мысленно поклялся изменить свою жизнь, если получиться выпутаться. Брошу пить, сменю работу, уеду из Калуги в Москву и перестану нищенствовать.

Дверь открыла белокурая женщина в домашнем халате. В руках она держала скалку, покрытую белым мучным налетом.

-Здравствуйте, - вежливо поздоровался я. - Вы меня палкой сразу убить хотите или позволите все разъяснить? - попытался я пошутить.

- Это ты что ли Андрей? - удивленно спросила она, пошире распахивая дверь. - Таня, ну-ка поди сюда, - крикнула женщина, обернувшись. - Ты у него была?

В коридоре появилась моя ночная гостья. Он испуганно кивнула и убежала к себе в комнату.

-Заходи, чего встал, надевай тапки, - она толкнула резиновые шлепанцы в мою сторону.

-Спасибо, - я поставил рюкзак на пол, утонув в громадных домашниках.

В кухне что-то шипело и шкворчало на газовой плите. В открытую форточку утекал пропитанный парами воздух. Бедность обстановки сразу же бросалась в глаза. Кухонный гарнитур с обвисшими грязными дверцами, похожие на тряпки занавески, щербатый стол без клеенки с пластиковой тарелкой для хлеба. Мне навстречу выбежал серый кот, он потерся об ноги и прыгнул на табуретку, мяукая.

Мать Тани отвернулась, положив скалку на стол. Взяв с кастрюли тесто, она разделила его на кусочки, которые ловко стала раскатывать, закладывая в них ложкой творожную массу.

Я сглотнул голодную слюну, вспомнив, что не позавтракал. Желудок жалобно заурчал.

-Чего встал, садись и рассказывай, чем вы там занимались ночью, - она потерла плечом щеку и сдула упавший на глаз локон.

Когда-то тонкие черты лица сияли молодостью и красотой. Но тяжелая жизнь и бытовые проблемы покрыли его морщинами, обреченностью и безразличием. Не успел я открыть рот, как на кухню влетела маленькая девочка лет 5-6. Она была одета в детские туфли на босую ногу и грызла баранку.

-Таня, забери Машу в комнату! - в сердцах закричала хозяйка дома и так неожиданно, что я невольно вздрогнул.

- Танюшка заперлась, - прокряхтела бабушка, которая вползла вслед за ребенком и уселась на табуретку, уставившись на меня. - Это ты что ли ухажер-то?

-Ма, возьми ребенка и иди к себе, - отмахнулась от вопросов женщина.

-Симпатичный, - бабуля ущипнула меня за бок и не думала двигаться с места.

-Да иди ты уже отсюда, - вытолкала ее дочка, вручив ребенка.

- Не было никакого изнасилования, - я присел за стол и неожиданно добавил. - Можно мне что-нибудь поесть, я не успел позавтракать, к вам поехал.

Моя просьба заставила ее улыбнуться, черты лица смягчились. Она молча поставила пустую тарелку рядом со мной и отсыпала в нее дымящиеся творожники. Мысленно я перевел дух. Казнь отложена.

-А что было? Правду говори как есть, - она прямо взглянула в мое лицо.

- Мы всю ночь писали роман, - ответил я, не моргнув глазом.

- Какой еще роман? - не поняла она.

- Любовный. Поэтому она ничего не стала вам рассказывать, побоялась. Мы вместе посещаем литературную студию. Ваша дочь - талантливый поэт. Она пишет стихи и читает их на занятиях.

- Вот не знала, что она в писаки подалась, - с нарочитым безразличием бросила мать, но во взгляде ее мелькнула гордость за Таню. - Паршивка, все от меня скрывает, совсем от рук отбилась.

- Зря вы так, она очень способная девушка, - не моргнув глазом, соврал я. - Поэтому мы вместе решили написать романтическую историю о принцессе, которую захватили испанские пираты. Немного увлеклись и забыли о времени.

- А синяки-то откуда? - насмешливо спросила она. - Пираты поставили?

- Чтобы вжиться в образы героев, писатели иногда практикуют перевоплощение в своих персонажей. Я был пиратом, а она - принцессой в плену. Мы разыгрывали некоторые сцены, чтобы понять, как это происходило в реальности. Я связал ей руки и ноги и взял в плен.

С этим словами я вытащил из кармана клочок бумаги с телефонным номером.

-Сюда можно позвонить и спросить нашего руководителя Александра Мунина. Студия собирает на свои занятия людей, увлеченных литературой, два раза в неделю.

- И что это за ерунда-то, - недоверчиво хмыкнула женщина. - Не верю я, что вы всю ночь играли как дети. Ну-ка, колись, подлец, чем вы там еще занимались!?

- Подлец забыл представиться, - не обращая внимания на ее подозрения, я вытащил из другого кармана удостоверение судебного эксперта. Раскрыв красную корочку, сунул ей под нос.

- Добровольский Андрей Владимирович, - медленно прочитала она - Калужская лабораторий судебно-психологических исследований.Так ты не в университете с ней учишься? - потерла она растерянно переносицу и уселась за стол напротив меня.

- Я просто маленький, - усмехнулся я. - Вуз давно закончил с красным дипломом.

-Чего в дверях стоишь и подслушиваешь, паразитка? - внезапно перешла на крик женщина, уставившись в сторону кухонной двери. - Ну-ка иди сюда, у меня голова кругом от твоих выходок. Так ты ночью к мужику поперлась?!

Таня, краснея, зашла на кухню. Она не знала, куда девать глаза и растерянно мяла в руках белый платок.

-Таня не собиралась оставаться у меня на ночь, - вступился я за нее. - За все, что потом произошло, я несу полную ответственность.

- Ты переспал с ней? Отвечай!

- Я просто напился как свинья и уснул, - угрюмо выдал я. - День выдался тяжелый. Работа у меня собачья - сижу за копейки в СИЗО с зеками с утра и до вечера. Поэтому я спал пьяным, а она лежала связанной на кровати и не могла уйти вовремя домой. Между нами ничего не было.

- Это правда? - повернулась она к Тане. - Чего молчишь-то?

- Да, - промямлила белобрысая кнопка и залилась слезами. - Он много выпил и уснул.

- Мне хочется вас обоих прибить скалкой, - в сердцах сказала мать. - Я всю ночь глаза выплакала, обзвонила морги, милицию на уши поставила. Дочь уже в живых не чаяла увидеть! Негодяйка ты неблагодарная! Знаешь ведь, как я волнуюсь!

- Таня не виновата, - попытался урезонить ее я.

- А ты молчи, с тобой я еще разбираться буду, - рявкнула она. - В комнату пошла быстро и чтобы из дому никуда. Ни шагу. Накажу на целый месяц.

- За что, мам!? Ничего не было, я просто не могла выбраться! - заплакала девушка и бросилась в комнату.

-Она тут ни при чем, - сказал я спокойно. - Во всем виноват я.

- Пусть посидит, может уму разуму научится, - махнула она рукой. - Ты почему не ешь? Не нравятся?

Настроние и тон ее речи так резко менялись, что обескураживали и сбивали с толку. Я взял вилку и подвинул к себе тарелку с творожниками.

-Меня Зинаида Степановна зовут. Сколько тебе лет?

- 23 года, - я опустил глаза, покраснев от ее пристального взгляда.

- Пьешь значит? - допытывалась она.

- Я не трогал вашу дочь, - ушел я от ответа. - Судебный эксперт сажает мудаков и насильников. Просто не смог бы этого сделать. Ни пьяным, ни трезвым, - твердо закончил я.

- Ты хороший, знаю, - она встала и поставила передо мной чашку с чаем и банку с малиновым вареньем. - Приглядывай за ней, не слушается меня совсем. Я ведь одна работаю, мужа нет, вон сколько ртов надо кормить.

- Спасибо, очень вкусно, чай не буду пить, мне на работу пора. Вы разрешите поговорить с Таней с глазу на глаз? - спросил я, вытирая рот пальцами.

- Иди уже. Господи, что мне с вами делать, не знаю.

Подойдя к ее комнате, я толкнул дверь. Она была заперта изнутри.

-Открой дверь, это Андрей.

-Чего тебе? - послышался ее голос.

- Открывай, - потребовал я.

Щелкнул замок, я вошел и прикрыл ее снова.

-Зачем пришел? - спросила она, не глядя на меня.

Я не стал отвечать, и подойдя к Тане, начал расстегивать на ее платье пуговицы.

-Ты что творишь, придурок!? - испуганно вздохнула она, ударив меня по рукам.



© 2021 Сергей Арбатов