читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 2.Японское искусство любви


Она лежала, подперев голову рукой: глаза светились любопытством и искрились от возбуждения. Белое тело с распущенными рыжими волосами напоминало русалку, лежащую у берега синего моря. Напрягая последние остатки воли, я взял веревку и сел рядом на край кровати.

-Если будет неприятно, говори, - пробормотал я с уверенностью, которую не чувствовал.

-А ты поаккуратнее, - она доверчиво протянула мне руки. - Мне до 24 часов нужно попасть домой.

-Ты такие требования выдвигаешь, будто пришла на прием к врачу, - пробурчал я, пытаясь справиться с завязыванием петли. Ватные руки плохо слушались.

-Мне пока просто смешно, никакого возбуждения я не испытываю, - хмыкнула она.

-Потому что торопишься, - я тряхнул головой, отгоняя сонливость, и медленно стал накручивать петли на кисти. - Не отвлекай меня.

-А почему тебя бросила девушка? - Тане отчаянно хотелось общаться.

-Не моя и вовсе не девушка. Женщина, она была замужем,- я затянул узел и отрезал ножом концы. - Руки готовы.

-А где вы познакомились? - она принялась разглядывать свои скованные лапки. - Я чувствую себя в плену у злодея.

-Точно. У испанского пирата, который захватил корабль и взял в заложницы принцессу, - я начал связывать ее ноги, стараясь не рассматривать Таню слишком пристально. - У тебя красивые конечности, - протянул я.

-Ноги, дурачок, - захохотала она, - конечности только у кузнечиков и противных насекомых.

-Хорошо, ноги у тебя красивые. Познакомился с ней случайно. Перепутал в электронном адресе один символ и отправил финансовые документы компании на частный ящик. Она ответила, мы стали переписываться. Потом встретились. Пришлось ехать в Питер автостопом, денег не было, - я задумался и перестал ее вязать.

-Так она в Петербурге жила? И ты из Калуги туда отправился? Как романтично! - воскликнула Таня.

-Ну да, пока я ее не увидел. На встречу пришла тридцатишестилетняя тетя, а фотку мне выслала, когда ей было 25. Поэтому вместо девушки я обнимался с круглым маленьким колобком, - я улыбнулся, вспомнив Иру.

-И что было дальше? - затаив дыхание, спросила Таня. - Как неудобно в этих веревках, - она поерзала на кровати. - Долго еще?

-Ноги готовы. Осталось обвязать тело. Она мне не понравилась. Мы погуляли два часа по Адмиралтейству, и я убежал к знакомым, проклиная все на свете. А вечером она позвонила и проговорила со мной до 6 утра. Утром я отправился к ней в гости. Остался на три дня, втрескался по уши. Даже не знаю, как это вышло. Она была некрасивой, простой как пять копеек, домохозяйкой. -Встречались полгода. Но муж что-то заподозрил, записал наш телефонный разговор на диктофон.

-Господи! - выдохнула Таня.

-Пригрозил через суд отнять ребенка. Поэтому она меня бросила, - я посмотрел на ее грудь с розовым соском, которую грубая веревка обвивала серой петлей. - Тебе не больно?

-Нет, просто неудобно. И что было дальше? Ты больше не звонил ей? Не поехал?

-Не звонил. Заставлять ее делать выбор между любовником и сыном я не мог.

-Как грустно. Ты из-за этого пьешь? - она с жалостью взглянула в мое осунувшееся лицо.

-Не знаю. Мне больно. Когда пью, я забываюсь.

-Зря ты так быстро сдался! - она попыталась привстать, но не смогла. - Я как мешок с картошкой.

-В этом заключается смысл игры, - я потер слипающиеся глаза, отчаянно хотелось лечь рядом с ней на подушку. - Беспомощность возбуждает. Кто-то доминирует, а кто-то играет роль подчиненного. Антураж и аксессуары вроде веревок и кандалов нужны, чтобы усилить эмоции и подчеркнуть, кто - хозяин, а кто - слуга.

-Я ощущаю себя не слугой, а гусеницей в коконе. Значит ты садист?

-Почему это? - обиделся я.

-Ну ты этим всем увлекаешься, - протянула она.

-Это одна из практик усиления возбуждения, к бдсм она имеет отношение такое же, как садовая лопата - к убийству. Если захотеть, можно с помощью ведра отправить человека на тот свет. В ситуации с шибари трактовка похожая. Садисты могут использовать ее в решении каких-то своих задач.

-Понятно, - по ее глазам я видел, что ничего она не поняла, и согласилась, не желая демонстрировать невежество в теме, которая ей была чужда. - Теперь я связана, что дальше?

-Ты сказала, тебя тоже бросили? - уклонился я от ответа.

-Моя история банальна. Бегал за мной парень пару месяцев, пока не уложил и не лишил девственности, а потом ему стало скучно. Сказал, что не любит меня. Добился своего, и я стала ему не нужна.

-Я научу тебя вязать морские узлы, мы найдем балбеса, засунем в мешок и сделаем отбивную котлету, - я подмигнул ей.

-Я не держу на него зла, не страдаю, не впала в депрессию. Это все глупости, Андрей. Буду жить дальше и ждать свою любовь.

-Ты умница, - я коснулся пальцами ее пухлых губ.

-А теперь раздевайся ты, - скомандовала она.

-Пойду в ванную, умоюсь и почищу зубы, - я встал, покачнувшись, и ухватился за ручку двери.

-Быстрее только, мне холодно, - Таня поежилась.

Я вытащил из под нее покрывало и укутал до подбородка.

-Отлучусь на пять минут, - сказал я, пытаясь не качаться.

Чертов алкоголь. И зачем я так напился.

В ванной я до отказа открыл кран с холодной водой, подставил под струю полыхающее лицо. Водка всегда действовала одинаково. Я закидывал в себя пару стаканов и выключался, используя спирт как снотворное. То ли сопротивляемость организма была слабой, то ли я не умел пить. От чекушки с прозрачной жидкостью мозг отключался мгновенно. Сегодня я на удивление долго продержался.

Шум льющейся воды вытащил из памяти осколки воспоминаний: водопад в густом лесу, где я с отцом маленьким мальчиком ловил брызги руками, падающие под ноги орехи и раздавленные на футболке темные пятна сладкой шелковицы. Отец собирал их и кидался в меня. Орехи мы стряхивали с деревьев, а потом набив большой мешок, довольные и уставшие тащили его по горной дороге домой. Мешок был тяжелым, но я нес его, пыхтя и отказываясь от помощи. Веки отяжелели, я сполз на пол и прислонился к стиральной машине спиной.

Проснулся внезапно, почувствовав страшный холод. Непонятно было, сколько я провалялся в ванной. На ледяном кафельном полу все тело задервенело. Вода по-прежнему текла из-под крана. Заморгал глазами, отгоняя остатки похмелья. Во рту ощущался противный металлический привкус, а в висках пульсировала боль. Я взглянул на свое бледное и помятое лицо в зеркало, и тут меня стукнуло. Таня!

Рванув ручку двери, помчался в комнату.

Она лежала, свернувшись калачиком. Лицо было заплаканным и мокрым от слез.

-Прости, черт! Вырубился в ванной! - мельком бросил взгляд на часы и ужаснулся. Семь утра.

Я лихорадочно бросился развязывать узлы и понял, что пьяным затянул их так, что не справиться. Нож валялся рядом с кроватью.

-Почему ты не позвала меня?! - закричал я, дрожащими руками перерезая веревки.

-Я боялась, вдруг соседи услышат и вызовут милицию, - простонала она, - мне плохо, тело ноет, замерзла, все болит, господи! Мать меня ищет, наверное, - она с ненавистью взглянула на меня. - Ты придурок! Вот ты кто! Почему ты меня оставил, идиот?!

-Я уснул случайно, - стараясь говорить спокойно, я срезал все узлы по очереди и обнял ее. - Ну прости, сам не заметил, как свалился пьяным.

-Ты безнадежен, - она попыталась оттолкнуть меня руками, но упала на подушку. - О Господи, мышцы болят, руки ноют, я не смогу встать.

-Погоди ты вскакивать, я сейчас разотру их, надо нормализовать кровообращение.

-Ты видел, сколько часов я тут пролежала одна?! Дома меня убьют, никто не знает, где я и с кем.

-Сейчас вызову такси, - сказал я, виновато щурясь, - Напишу свой телефон, если будут вопросы, пусть мама позвонит мне.

-Врушка! Ничего ты не умеешь! Никаким японским искусством не владеешь! Трепло - вот ты кто!

-Хватит ругаться, - засмеялся я. - Мы оба живы, это главное.

-Алкоголик! - перебила она меня. - Зачем я сюда приперлась, дурочка! Подай платье и помоги одеться.

-Лежи и молчи, - я закрыл ее рот рукой, - потом будешь ругаться, потерпи, сделаю массаж, чтобы ты смогла встать. Пятнадцать минут ничего не изменят.

-Я все свалю на тебя, - прохрипела Таня, подчиняясь. - Все из-за тебя.

-Хорошо, - я не стал спорить, растирая ей ноги и руки.

-В туалет хочу, - она сползла к краю кровати и свесила голые ноги.

-Держи мои тапочки, - я вытащил стоптанные домашники и надел на ее ноги. - Ты сможешь идти? Опирайся на меня, провожу тебя.

-Попробую, - неуверенно сказала Таня, одевая свое платье.

-Я вел ее как раненого партизана. Помог умыться и подал полотенце.

-А где мои трусы? - она растерянно ощупала себя, а потом посмотрела в зеркало. - Кошмарно выгляжу.

-Ты милая, - почесал я голову. - Грустно, что так вышло.

-Алкаш, - бросила она, не глядя в мою сторону. - Эту ночь я никогда не забуду. Ни за что.

-Пошел искать их, - я закрыл дверь ванной и направился в комнату.

Трусы лежали под подушкой. На них розовые поросята бегали по полю с цветами. Детский сад. А я действительно идиот. Черт бы побрал эту водку, уснуть в такой момент.

Я взял рюкзак и выскреб оттуда мелочь. Денег никогда и ни на что не хватало. Набрал номер такси, продиктовал свой адрес.

-Тебе куда ехать? - крикнул я.

-Ольговка, дом 67, квартира № 9, - Таня появилась в дверях. Бледные тени кругами легли под глазами, лицо было печальным и встревоженным.- Не знаю, как я буду дома выкручиваться.

-Проводить тебя?

-Я сама доеду и разберусь. Видеть тебя не хочу, - она пнула меня ногой и, открыв дверь, выскользнула из квартиры.

Я упал на кровать и зарылся лицом в подушку. Постель пахла ее телом и была еще теплой. К черту все. Закрыв глаза, я провалился в тяжелый сон. Но выспаться мне не удалось. Примерно через час раздался телефонный звонок. С трудом разлепив глаза, я потянулся за трубкой.

-Алло, - я попытался принять вертикальное положение.

-Это мама Тани, это ты Андрей? - спросила женщина суровым командным голосом на другом конце провода.

-Да, это я, - сон как рукой сняло, я до боли сжал трубку.

-Моя дочь утверждает, что провела эту ночь с тобой. Это так?

-Она говорит правду, - ответил я, облизнув губы. Нестерпимо хотелось пить.

-У Тани все руки и ноги в синяках. Я сейчас собираюсь с ней в милицию. Будем писать заявление об изнасиловании.

-То есть как? - не понял я, - это дочь ваша так сказала?

-Это я так тебе говорю, сукин ты сын! - сорвалась она на крик. - Не отвертишься. Таня молчит и плачет, а я не дура и все поняла.



© 2021 Сергей Арбатов