читателей 23369
Эротика, фентези, фантастика, детектив

Глава 3. КаренИндийский бог любви


Мы с трудом влезли в узкое пространство паланкина, и, пряча друг от друга нервное напряжение и растерянность, отдались течению событий. Я не парился, потому что в принципе по жизни не парился. Просто держал себя в тонусе, чтобы если что, схватить Сусанну и дать драпака. Индусов, говорящих на карабахском, было слишком много, и все они были вооружены хоть древними, но острыми мечами, саблями и кинжалами. Я был один, ведь Сусик не в счет, она - слабая девушка. 

Паланкин на слоне вырезали из дерева, покрыв морилкой и отделав бархатом и золотой парчой. Роскошное убранство не спасало от смрадного запаха, которое источало животное.

-Мне плохо, - пожаловалась Сусанна. – Ужасно воняет.

-Надо потерпеть, - прошептал я, обняв ее за плечи.

-Что с нами будет? – напряженным голосом спросила. – Они скоро поймут, что ты не бог, а обычный человек.

-Все будет хорошо, - повторил я, совсем не уверенный в этом. – Выкрутимся. Я же не врал местным, сами что-то напутали. Если обман обнаружится, скажу, что не понял их.

Сусанна покачала головой, от жары она вспотела, но от меня не отлипала.

-Нам надо вернуться домой, - повторила как мантру. – Не теряй книгу, спрячь, пожалуйста.

Внезапно слон вильнул задом, здорово тряхнув нас: отряд медленно двинулся по длинной ленте дороги. От неожиданности мы оба вздрогнули, вцепившись в бортики паланкина.

-В Индии я не было, но видимо, мы попали на юг - предположила Сусанна. – Здесь очень влажно, если мне не изменяет память, именно в Южной Индии этого бога особенно почитали.

-Да какая разница, юг или север? – махнул я рукой. – Башка трещит.

Мы обогнули пролесок, мимо поплыли сочно-зеленые пейзажи – взгорья, покрытые величественными деревьями, пальмами и другой экзотической растительностью, которую я в глаза не видывал. Птицы с ярким оперением оглашали воздух своим чириканием, из густой чащи доносились странные визги, скрипы и вздохи неизвестного происхождения. От палящего солнца спасала крыша, но через полчаса нестерпимо захотелось пить.

-Сусик, я пить хочу, но я типа Бог, а они вроде как не пьют и не едят. Попроси воду, - предложил ей.

-Все должна делать я, - недовольно скривила она лицо. – А что мне сказать?

-Что ты хочешь пить, - пожал я плечами. Она колебалась, не решаясь раскрыть рта, я не вытерпел и заорал во всю глотку:

-Пить хочу!

-Чего ты орешь! – стукнула меня по плечу. – Сейчас нас убьют.

-За что? – удивился я. – Бог только на небе жрать не хочет, а на земле у него нормальные желания. Не парься.

Меня услышали и поняли, и через несколько минут протянули флягу, бормоча какие-то молитвы и радостно квакая, что я вообще что-то попросил.

-А мне тут нравится, - усмехнулся я. – В Ереване ни работы, ни хрена. А здесь раз – и ты Бог. На слона посадили, воду дали, туфли облизали. И ты рядом, - я попытался поцеловать ее в щеку, но получил толчок в бок.

-Отстань!

-На нас смотрят, - предупредил ее. – Не забывай, ты моя помощница, и не можешь неуважительно пинать Бога.

-Я убью тебя, - пробормотала она, выхватывая из рук флягу. – Все из-за тебя, идиота.

-Хоть какое-то приключение, - заметил я. – А ты сидела, обнимая пыльный телевизор, а я щелкнул и на тебе – живая Индия. Никаких расходов на тур, самолет и визу.

-Ты еще не понял, где мы, - с раздражением прервала мои рассуждения. – Это не 21 век, посмотри на их оружие. Даже не представляю, в каком мы времени.

-Ни в каком, - невозмутимо ответил я. – Индусы не могли знать армянский язык.

-Вот этого я тоже не понимаю,- Сусанна устало вздохнула и закрыла глаза.

Покачивание животного, жара и перегретые нервы сделали свое дело, мы оба задремали, а когда проснулись, заприметили вдали стены огромного величественного строения.

-Это город? – спросил я шепотом, хотя на нашу болтовню никто не обращал внимания.

-Откуда я знаю? – Сусанна вытянула голову, вглядываясь вдаль. – Господи, только бы нас не стерли в порошок. Давай скажем, что мы обычные люди, - попросила она. – Пожалуйста. Вранье нас погубит. Индусы помешаны на богах и поклонениям им. Надо срочно признаться.

-И тогда нам крышка, - вынес я вердикт. – Тебя пустят по рукам, а меня или убьют, или продадут рабом к какому-нибудь царьку.

Сусанне нечего было возразить.

Когда наш отряд приблизился к огромным кованым воротам, навстречу высыпали люди, одетые в белое. Это были немолодые мужчины с пышными усами, головы их покрывали шапки типа чалмы, лбы украшали линии и точки. Такие же рисунки я заметил на руках и ногах.

Нам помогли спуститься вниз и тут же окружили, припадая к моим ногам, одежде и рукам. Если поначалу это забавляло, то сейчас я не знал, что делать. Стоял безмолвным истуканом и во все глаза пялился на болванов, которые спутали меня с местным богом.

-Держись рядом, - предупредил Сусанну и взял за руку.

Я заставил себя улыбнуться и понял, что нужно хотя бы что-то сказать:

-Я пришел к вам с любовью, - пафосно выдал я единственную фразу, которую на ходу слепил в своей башке. Кажется, это сказал Иисус Христос, но какая, в сущности, разница.

Из толпы отделились два очень важных перца лет 50-60 со лбами, окрашенными в белую краску и красные полосы, и торжественно приложившись, обратились ко мне:

-Мы молились Вишну и просили его о помощи, и он послал своего сына, позволив ему воплотиться в человека. Это чудо.

-Да, папаша сказал, иди и помоги, - поддакнул я и улыбнулся самой солнечной улыбкой, которую смог выдавить. – Моя помощница устала, ей нужен отдых и пища, - указал на Сусанну, которая жалась ко мне как маленькая собачка.

Пока нас куда-то вели, вокруг раздавались мелодичные песнопения. Я подыхал от запахов, изрыгаемых этой индийской реальностью. Благовония, цветы, травы, деревья, пот животных и людей смешивались в тяжелой душной атмосфере, и били под дых чем-то трудно вдыхаемым.

За воротами открывался невероятно красивый и ухоженный парк, в центре которого возвышался громадиной храм.

-Мама дорогая, - прошептала Сусанна, помертвев от ужаса. –Куда мы попали?

Храм представлял собой ансамбль зданий, покрытых каменной резьбой с откровенным содержанием. Стены усеивали сцены всех возможных эротических поз в таких масштабах и деталях, от которых Сусанна тут же покраснела. Напротив возвышалось каменное чудовище – зеленый пацан на попугае, в руках он держал лук и стрелы из цветов. Индийский Карен, бог любви. Я задрал голову, пытаясь понять, почему меня приняли за это зеленожопое создание, но так и не врубился, и махнул рукой. Ни капли не похож.

Я считал себя тертым пацаном, но даже у меня пересохло во рту от количества порнографии, которую умелые руки индусов вырезали в камне. Я понял, что ничего не знаю об Индии, кроме раздражения, которое испытывал, когда слышал глупые песни и видел глупые трюки в болливудских боевиках. А еще я знал, что Камасутра – это что-то типа древней инструкции, как заниматься любовью, которую накатали черт знает когда черт знает кто. Вот и все мои скудные знания. И сейчас не на шутку встревожился, поняв, что в предложении Сусанны было рациональное зерно. А что если от меня потребуют того, чего я не знаю или не умею. И вообще что тут могут потребовать?

Мысли одна бредовее другой закружились в голове, пока нас к вели по очень широким коридорам, вымощенным розовым мрамором. Роскошь отделки поражала взгляд. Таких мавзолеев я не видел даже в Ереване даже у самых богатых богачей. Сусанна брела за мной, она не могла расслабиться и была бледной и напуганной.

В конце концов, мы попали в освещаемое факелами помещение, в центре которого стола здоровая деревянная лохань, вокруг висели гирлянды цветов, расписные ковры и лампады, которые окутывали помещение сладковато приторным запахом.

Один из брахманов, которого звали Вимал, что-то тихо приказал двум девушкам с такой черной кожей, словно их долго жарили на костре. Они упали к моим ногам, а потом полезли раздевать, заставив отпрянуть.

-Это самое, у меня есть помощница, - сказал я, указав на Сусанну. – Она меня помоет.

Жрец долго переваривал мое послание, заулыбался, опять полез кланяться и через пять минут убрался, уведя местных купальщиц. Я упал на деревянную скамейку и вздохнул с облегчением.

-Ну что, давай помоемся, жрица, - улыбнулся я.

-Сам мойся, подлец. По твоей вине мы оказались в прошлом.

-А кто меня ударил книгой по башке? – я снял шапку и вытер вспотевший лоб. – Воняю, как свинья. Ты как хочешь, а я помоюсь.

Скинув штаны и рубаху, я дотопал до ванной и удивился, увидев на дне лепестки роз.

Сусанна демонстративно отвернулась и забормотала что-то про бесстыжего негодяя.

-Чего скрипишь зубами? Давай вместе, - предложил я, влезая в теплую воду. –Все равно мы поженимся, не стесняйся.

-Я лучше сдохну тут, чем выйду за тебя замуж, - повторила свою дурацкую песню, она стояла около стены, ковыряясь в ней пальцем.

-Смотри сама, - почесал я в затылке. – Тогда позову дамочек. Зря отослал. Кто мне спину потрет, э? Тухлая из тебя помощница получается.



© 2021 Сергей Арбатов